30 Декабря 2003 20:44

На бандитском сленге пока идут только разговоры о слиянии уральских областей

"Это получится мощный субъект Федерации, - нарисовал перспективу Эдуард Россель, - около 10 миллионов жителей". Получится - если к Свердловской области прибавить Челябинскую и Курганскую.

Впрочем, щадя самолюбие соседей-губернаторов, Россель сказал, что не станет возражать, если, наоборот, к этим двум территориям приплюсуют Свердловскую. Какая, мол, разница, кто кого поглотит, главное - результат: "Свердловская и Челябинская области вытянули бы Курганскую, и центру больше не пришлось бы помогать ей деньгами".

Россель верен любимой идее. За самовольное провозглашение Уральской республики он однажды уже поплатился губернаторской должностью. Времена изменились. Главным механизмом государственного управления стала "властная вертикаль" с нанизанными на нее регионами. И теперь кому-то показалось: чем меньше регионов, тем выше управляемость. "Процесс укрупнения регионов, - сообщил глава области (пока только Свердловской), - начнется после выборов президента в 2004 году".

Кое-где этот процесс уже начался. Например, за превращение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в единый Пермский край на референдуме 7 декабря высказалось большинство жителей этих регионов. Им внушили, что так будет лучше. Что объединение с Пермской областью позволит Коми-Пермяцкому округу до 2006 года добиться роста промышленного производства в размере 6,8 процента (а при самостоятельном развитии ожидается спад на 1,2 процента).

В свою очередь, Пермская область в этом случае нарастит объем производства до 118, 2 процента к уровню 2002-го (а в одиночку она бы прибавила лишь 0,1 процента).

На нынешнем бандитском сленге, хорошо освоенном и нашими чиновниками, это называется "разводка". Ведь если Пермский край или, скажем, Уральская республика будут созданы, обещанного там благоденствия граждане вряд ли дождутся.

Расхожее утверждение, что от соединения богатого с бедным богатый не обеднеет, а бедный станет богаче, экономически наивно. Просто центр хотел бы таким образом ослабить нагрузку на федеральный бюджет. Переложить дотационные расходы с Москвы на столицу нового - укрупненного - региона.

Ожидания, что области, страдающие экономической дистрофией, с радостью отдадутся под власть соседа-донора, тоже малооправданны. Поменять центральную "капельницу" на региональную - непростая процедура. Да и зачем "больному" рисковать? Та же Курганская область сейчас гарантированно получает федеральные трансферты. Что она получит от Свердловской и Челябинской областей и получит ли вообще - еще большой вопрос.

Кто больше всех страшится административно-территориального передела, так это чиновники поглощаемых регионов. Их статус после слияния неизбежно понизится. А вот что аппаратная рать при этом понесет численные потери (на то уповают сторонники укрупнения), никто не верит. Потому что чудес не бывает.

Если Курганская и Челябинская области сольются со Свердловской, чиновничий аппарат ни там, ни тут не станет компактнее. Наоборот, он разбухнет. Во-первых, потому, что любая реорганизация аппарата никогда не приводит к его сокращению, всегда - только к расширенному воспроизводству. А во-вторых, потому, что никто и не собирается упразднять существующие руководящие структуры.

К примеру, чиновники Коми-Пермяцкого округа, прежде чем дали согласие на создание Пермского края, выторговали себе административную неприкосновенность. Кроме того, обязательно появится какой-нибудь координирующий орган (естественно, со своим аппаратом), призванный обеспечить переход к новой административно-территориальной единице.

Ну а в сущности, все к тому шло. Когда создавались семь федеральных округов, прозорливые губернаторы, и не только они, понимали, к какой сказке эта присказка. Центр хочет добиться большей управляемости российскими провинциями. Управляемости во всех смыслах. Не в последнюю очередь и в политическом. Укрупненный регион легче контролировать.

Между прочим, от этой идеи тянет глубокой древностью. История государства Российского полна таких реформ.

Скажем, Россия начала XVIII века состояла из Великой России, Малой России, Белой России, Казанского, Астраханского и Сибирского царств, а также земель Балтийских. Те, в свою очередь, дробились на 146 уездов, вместо которых в 1708 году Петр I учредил 8 губерний. Но даже тогда идея укрупнения была не нова: Петр позаимствовал ее у отца - царя Алексея Михайловича.

Большевики, придя к власти, принялись перекраивать административную карту России. Они ликвидировали дореволюционное деление страны на губернии, уезды и волости.

На территории Российской Федерации было образовано 14 краев и областей, а также 5 самостоятельных автономных республик. Существовали и сельские округа, пока на очередном съезде партии Сталин не заявил, что "округа превратились в ненужное средостение между областью и районом".

Проблема совершенствования территориального устройства страны занимала и Юрия Андропова. Будучи генеральным секретарем ЦК КПСС, он тоже хотел перекроить Россию. Предполагалось создание десяти укрупненных регионов - для лучшей, как понимаете, управляемости. Но все предложенные варианты генсека не устроили.

В общем, уже более 40 лет административная карта Российской Федерации пребывает в неприкосновенности. С 1957 года не образовано и не ликвидировано ни одной области или края. Полнейший застой, никакого движения. И вот в Кремле решили: пора начинать.

Радоваться или огорчаться этому не следует. Многовековое реформирование административно-территориального устройства России имеет одно историческое свойство: после укрупнения происходит разукрупнение.

В какой-то момент выясняется, что регионы-гиганты, созданные для улучшения управляемости, стали плохо слушаться центральной узды. Надо заняться их разделением. Под старым проверенным лозунгом "Разделяй и властвуй!". Об этом пишет газета "Московские новости"ю

Челябинская телепрограмма "Панорама", принадлежащая местному олигарху Юревичу, сообщила сегодня о создании общественного комитета по проведению референдума об объединении уральских областей.

Судя по всему, в этот комитет вошли небезизвестные челябинцам лица: бывший в свое время прокурором области Лихачев и бывший в 70-е годы комсомольским вожаком областного масштаба Карлов.