18 Августа 2006 14:35

Дело Сычева: показания в суде матери пострадавшего и медсестры о "врожденном заболевании" солдата противоречат друг другу

Свидетельница утверждает, что в этот день около десяти часов вечера ей позвонила мама Андрея Галина Сычева и спросила о состоянии сына и где он находится. Бурда сказала, что его перевели в госпиталь. Галина Сычева, как утверждает медсестра, ответила: «Я так и знала, у него и раньше были заболевания ног, ему нельзя их переохлаждать. Это у нас семейное».
Сестра Сычева Марина Муфферт и представитель потерпевшего Евгений Белов перед журналистами эти слова категорически опровергли. Евгений Белов заявил, что от матери слышал совершенно другую информацию и сейчас, в перерыве суда, Галина Сычева позвонила из Москвы на сотовый Белова и по громкой связи заявила журналистам, что тогда, 5 января, звонила узнать, где находится ее сын не вечером, а утром, и ничего подобного не говорила. По ее словам, на вопрос «где Андрей», ей ответили – перевели в госпиталь, а на вопрос «что с ним» - «я ничего не знаю» и положили трубку.
Также Надежда Бурда сообщила, что 5 января солдат поступил с отеком левой голени и багрово-синюшными пальцами. Она осмотрела его в поликлинике в начале десятого утра, после заступления на дежурство. Поняв, что состояние Сычева ухудшается, медсестра позвонила начальнику медсанчасти гарнизонного госпиталя Максимову, который, по ее словам, и принял решение отправить пострадавшего в госпиталь.
По ее словам, из поликлиники в госпиталь Сычев был доставлен в 11 часов утра, а в документах стоит время 12.15, а уехали из поликлиники они в 10.30. Председатель суда Юрий Шатский очень заинтересовался, где они так долго ехали.
По словам Бурды, кроме нее, медсестры, которую она сменила на дежурстве и Максимова Андрея Сычева никто не осматривал – были праздники. Бурда пыталась общаться с Сычевым, спрашивала, не обморозил ли он ногу, но он отворачивался, пожимал плечами, ничего не отвечал.
Свидетельница до 5 января была знакома с пострадавшим. Она сообщила, что в конце августа – сентябре 2005 года он лежал в поликлинике училища – проявил себя как не общительный, не контактный, друзей у него не было. А лежал он в поликлинике училища с большим пальцем левой стопы (со вросшим ногтем), плюс – на кистях рук у больного были панарихии, которые возникают при несоблюдении правил личной гигиены, слабом иммунитете, сопровождающих заболеваниях. Именно на этом большом пальце 5 января Бурда обнаружила небольшую ранку – показания в противовес показаниям Максимова.
Как отметила медсестра, Сычев никогда не соблюдал личную гигиену – был неряшливого вида, избегал лечения.
Стоит отметить, что медсестра допускала для своего статуса очень грубые ошибки – заболевание «панарихий» в ее устах почему-то звучало «паранихий».
Во время перерыва Евгений Белов отметил, что Бурда даже не могла сказать, когда точно в сентябре 2005 года Сычев выписался, какая именно операция и когда была ему сделана.
Марина Муфферт очень возмущена показаниями Бурды. Сестра одно время жила вместе с братом – он всегда был очень аккуратным и чистоплотным. Одежду всегда стирал сам, и ему не надо было об этом говорить.
После перерыва будет допрошен понятой Скакун, который принимал участие во многих следственных действиях, а также начальник штаба батальона Захаров. Они дают показания по ходатайству защиты Александра Сивякова.