6 Апреля 2006 14:59
Комментировать

Народный автомобиль Opel Kadett в обличии "Москвича" или наследие былой эпохи

"Москвич-401" – это первый автомобиль, который стал выпускаться в СССР для открытой продажи. С конвейера Московского завода малолитражных автомобилей пилотная партия сошла четвертого декабря 1946 года. Война только закончилась, казалось бы, голод, разруха, нищета, а тут машины для простых советских людей в свободную продажу. Тогда Советский Союз удивил этим весь мир. Но предпосылки для создания такой модели были еще до Великой Отечественной.
Начало проекту положила статья профессора Земелева в газете "Правда", который писал о том, что среднему классу необходим доступный автомобиль. Публикация вышла в 1938 году. Ученый привел пример развития автопрома за пределами "железного занавеса", где зарубежные автоконцерны активно придерживались лозунга: "Автомобиль не роскошь, а средство передвижения". В Америке народной машиной стал Ford-T, конвейерное производство которого наладил легендарный Генри Форд. В Германии Фердинанд Порше при поддержке своего близкого друга Адольфа Гитлера запустил Volkswagen – он так и переводится – "Народный". В Англии уже есть Ford Prefect, нужен такой автомобиль и в соцлагере.
Статья не прошла мимо внимания генсека Сталина и он поддержал прожект. Советские ученые долго думать не стали и взяли за основу тот самый Ford Prefect, только обозвали его СИМ-10. Машину выпускали на московском заводе "Коммунистический интернационал молодежи", в последствии переименованный в Московский завод малолитражных автомобилей. За год, два советские конструкторы выпустили более полутысячи машин, но началась война, которая заставила переключиться на "оборонку" и забыть на время о народе.
После Великой Победы Советская армия вывезла с территории оккупированной Германии чертежи, оборудование и арестованный персонал завода Opel. Было решено в кратчайшие сроки наладить производство Opel Kadett в СССР, модель была отлично обкатана и прошла все испытания в боевых действиях во время всеобщей моторизации фашисткой Германии. Немецким ученым предложили наладить бесперебойное производство, взамен обещали свободу. Выбор у немецких ведущих умов был невелик. И вот уже через год, в 1946-м, выходит Opel Kadett только с русским именем "Москвич-400".
Машину выпускали с двумя и четырьмя дверями. Под капотом автомобиля стоял нижнеклапанный четырехцилиндровый двигатель мощностью в 23 лошадиные силы. Он работал с невысокой (5,8) степенью сжатия на бензине А-66. Коробка перемены передач была трехступенчатая, синхронизаторы имела вторая и третья передачи. Необычной конструкцией выделялись ступицы колес. Для передних они выполнялись заодно с тормозными барабанами, а шпильки крепления колес располагались на максимальном удалении от оси колес. Разгонялся "Москвич" до 90 километров в час.
Через пару лет машину чуть-чуть усовершенствовали, накинули еще три лошадки и к маркировке 400 добавили единицу. Так появился "М-401".
Сначала машиной награждали за заслуги перед отечеством мелких чиновников. Например, в кинофильме "Кубанские казаки" председатель колхоза разъезжал на кабриолете "М-401". В последствии их передали в продажу. Кроме того, машинами оснастили "Скорую помощь", таксопарки, почту и магазины.
В Челябинске "Москвич-401" стал продаваться в 1948 году в магазине "Спорттовары", здание которого по сей день стоит рядом с "Детским миром". Одним из первых обладателей машины стал инженер инструментального цеха ЧТЗ Анатолий Петров. Корреспонденту www.avtodrom74.ru удалось найти сына инженера Георгия Петрова.
Как вспоминает Георгий Анатольевич, отец услышал о "Москвиче" в кинотеатре. Телевидения тогда не было, а перед фильмами в кинозалах показывали киножурнал о последних новостях СССР. Тогда и рассказали, что в Москве началась свободная продажа машины для рабочего класса, а скоро "автосалоны" откроются во всех крупных городах страны. Инженер Петров сразу заболел идеей о покупке авто. Стал откладывать деньги, благо зарплата позволяла. В то время инженер такого уровня получал жалование в 1200 рублей, тогда как водитель среднего разряда в два раза меньше. Цельнометаллический "Москвич" стоил девять тысяч, модель с мягким верхом на 500 рублей дешевле. Каждый месяц Анатолий Петров откладывал по тысячи и за год, как раз к началу продаж, накопил нужную сумму. Жена была против, говорила мужу, что ездить тот не умеет, да и есть проблемы поважнее. Но во время войны Анатолий был радистом и порой управлял американским грузовиком с радиостанцией, который предоставили союзники. К тому же и решение принял твердо: купим.
Помню тот день покупки, как сейчас, - говорит Георгий Петров, - отец взял меня и младшего брата Олега с собой. Мы сели на трамвай и отправились за машиной. На витрине "Спорттоваров" стоял всего один экземпляр, а выдавали машины на складе, где сейчас стоит "Синегорье". Все машины были очень грязные и продавались в таком виде. Их переправляли на платформах с паровозами и приходили автомобили в саже и копоти. Такую и забрали.
Тогда Георгию Петрову было всего 13 лет, а его брату девять. В то время машины не отапливались, не было и обдува стекла. Но русский народ ездил и зимой. Открывали стекла, чтобы лобовое не запотевало, колесили на летней резине, так как другой автопром и не предлагал. Народный автомобиль выпускали десять лет вплоть до 1956-ого. Инженер Петров сделку совершил во время, потому как к 50-у году на машину начался небывалый ажиотаж. За покупкой записывались в очередь на годы. Отмечаться надо было каждую неделю, кто не приходил, из очереди выбывал. Так в советском автобизнесе началась коррупция.
За десять лет МЗМА выпустил около 250 тысяч автомобилей "Москвич-401", из которых почти 18 тысяч кабриолетов и 11 тысяч деревянных фургонов. Мода на "дерево", как ни странно, пошла от врага в "холодной войне". Модель, стоящая в клубе АСА, не единственная в Челябинске. По словам Георгия Петрова, около шести таких машин есть у южно-уральских коллекционеров. Автомобили эти с современной отделкой салона, по новому покрашены и даже имеют мощные аудио системы.
Антикварам из АСА "Москвич" достался от добрых людей всего за четыре тысячи рублей. Как говорит председатель клуба Владимир Савиных, эти деньги ничто по сравнению с бесценным наследием былой эпохи.