30 Января 2006 18:05
Комментировать

"Родина моя, скорбна и нема, Родина моя, ты сошла с ума..."

Общественность ничуть не меньше страшных событий 2004 года всколыхнула беда рядового Андрея Сычева, лишившегося в 19 лет одной из главных составляющих человеческого счастья – здоровья.
Ведущие российские каналы, информационные агентства, радио, газеты: беспредел в Челябинском Танковом институте в первых колонках новостей, в главных событиях дня. Военное начальство проводит проверку, встречается с семьей парня из города Краснотурьинска Свердловской области, обещает разобраться, в судьбу Андрея Сычква вмешался президет России Владимир Путин.
Шквал эмоций. Россияне объединились в горе, сочувствие парню не только в словах, организуются митинги, предлагается реальная помощь. Здесь и сострадание к несчастью конкретного человека, и страх за себя и своих близких. Осознание того, что в современной России такое может случиться с каждым, кто должен отдать долг Родине – стать солдатом российской армии. И не только долг – в некоторых случаях здоровье, иногда жизнь.
В бурных и многочисленных откликах читателей «Урал-пресс-информа» на информацию о ЧП в Бишкиле крик души: какой стране, кому мы служим, ради кого и чего становимся калеками в мирное время. Лишаемся здоровья не только физического, но и нравственного. Кому нужна такая армия? Это страшные мысли, но другие в голову не приходят. Жутко, когда русские ребята ни за что калечат своих же, русских, которые могли бы стать их товарищами.
Откуда такая жестокость? И кто должен отвечать?
Ответить можно немного измененными словами читательницы Елены, «что виновата система, виновато руководство. (В данном случае Челябинского Танкового института). Рыба гниет с головы. Никто не думал, почему тот младший сержант покалечил мальчика??? Потому что младшего сержанта тоже избивали, и он просто отыгрывался, так как понимал, что за это не будет нести никакой ответственности. Если бы руководство учебного учреждения смотрело за дисциплиной, все было бы по-другому». В этом есть истина.
Один из читателей назвал российскую армию зоной. Что дальше? Министра обороны требуют оправить в отставку, даже пулю в лоб предлагают. Доводы типа «каков поп, таков и приход».
Помимо захлестнувших читателей эмоций, порой злых и жестоких по отношению к виновным (жестокость порождает жестокость), есть здравые мысли, разумные предложения.
С «надеждой на лучшее», высказал свое мнение ветеран Вооруженных Сил, полковник, не назвавший имени, о том, «выход один - армия только на контрактной основе при жестком отборе и реальном тестировании, в которой у военнослужащего любого звания кроме обязанностей имеются права, но не те, что прописаны в уставах, а права, закрепленные законами. Случай в Челябинском училище не единственный в ВС, просто все всё скрывают, а от этого ажур и полная боевая благодать и благостность, и командир любого звена и категории об этих фактах знает и молчит. А пока что у начальника права, а у подчиненного шиш с маслом».
Один неравнодушный читатель высказался, что надо «судить армейскую верхушку и сделать обязательный призыв в армию на полгода, чтоб ознакомились парни с армейской службой, а те, кому понравилось, служили по контракту. Офицерский состав будет заинтересован в чистоте рядов и в отсутствии беспредела. А чтоб так было, необходимо обновить генсостав армии…»
Теперь о судьбе конкретно Челябинского Танкового института. Нельзя не согласиться со словами первого заместителя губернатора Челябинской области Андрея Косилова, что «произошедший здесь случай с истязанием солдата старослужащими подонками безусловно дикий, и его виновники заслуживают самого сурового наказания.
Но при чем тут сотни курсантов, решивших посвятить свою жизнь служению танковым войскам? Ведь они обретают профессию в ведущем учебном заведении страны, созданном в городе, по праву носившем в годы Великой Отечественной войны гордое имя Танкоград. Расформирование его не пойдет на пользу танковым войскам России.
Челябинское танковое училище было создано в 1967 году и подготовило более 10 тысяч высококлассных офицеров, которые сегодня несут службу во всех регионах России и за ее пределами. Здесь осваивали мужественную профессию десятки молодых воинов из многих стран СНГ, здесь же проходили обкатку все создаваемые в последние годы типы современных боевых машин.
Нельзя наказывать молодых танкистов даже за самые отвратительные поступки отдельных отщепенцев и грубые ошибки офицеров. Училище в Танкограде должно готовить кадры для танковых войск России!".
Что тут скажешь? Везде есть люди достойные и недостойные, честные и нечестные. Куда ни посмотри. Как не может быть только плохой и только хорошей нации, так не могут быть собраны в одном месте только мерзавцы и негодяи или только благородные люди с чистым сердцем и желанием делать хорошие дела. Это правда жизни.
Ликвидировать Челябинский танковый институт – подорвать обороноспособность страны. У нас и завод под рукой, свой, челябинский, готовый в любой момент начать производство танков. Где еще в России учебные заведения такого уровня? В Омске училище танково-инженерное, Казанское только недавно стало существовать автономно, отдельно от главного, челябинского.
На всю Россию опозорены танкисты, многим из них, нормальным людям со здоровой психикой, больно и стыдно. Как сложится их судьба, если институт прекратит свое существование? Но почему скрывали, замалчивали, не углядели?
Вопросов много. Кто даст честный ответ?
«Это коллективное преступление», -сказал один из наших читателей.
Иногда промолчать о преступлении – еще позорнее, чем совершить его.
Парня жалко. Только начал жить, уже искалечен. И физически, и морально. Мечты его, суждено ли им сбыться?
Хотелось бы верить, что столь пристальное внимание обратили власти на танковый институт из-за чего-то человеческого, проснувшегося в душе, а не из меркантильного интереса.
Поговаривают, что земля танкового полигона под Чебаркулем дорогая и ценная. Закроют училище, продадут землю под коттеджи и получит министерство обороны, которому место и принадлежит, хорошие деньги.
Закончить можно откликом одного из читателей:
«Родина моя,
Скорбна и нема,
Родина Моя,
Ты сошла с ума».
Может пора образумиться?