Калининский суд Челябинска готовится к повторному рассмотрению дела Марины Загидуллиной
1 Октября 2014 18:35
Комментировать

Калининский суд Челябинска готовится к повторному рассмотрению дела Марины Загидуллиной

Как ранее сообщало агентство «Урал-пресс-информ», по версии следствия Марина Загидуллина, обвиняемая по ч. 3 ст. 159 УК РФ, уезжала на конференции за границу, якобы договариваясь там о прохождении практики студентами своего вуза. При этом в табеле учета рабочего времени она отмечалась как работающая - ни командировка, ни отпуск на нее не были официально оформлены. Прокуратура посчитала, что таким образом преподаватель незаконно присвоила 83 тысячи рублей.

Загидуллина в ответ на это заявляла, что читала лекции по скайпу. По ее словам, за 14 дней командировок, что следствие насчитало по трем эпизодам, она получила заработную плату 18 970 рублей и добровольно отказалась от официального оформления поездок, так как пришлось бы взять в университете около 40 тысяч рублей.

Преподавателя полностью оправдали с правом на реабилитацию за отсутствием состава преступления: факт хищения денежных средств не нашел своего подтверждения и суд встал на сторону защиты.

Сразу же после этого прокуратура направила апелляцию в областной суд, который 25 сентября удовлетворил жалобу, перенаправив ее вновь в суд Калининского района. Таким образом, дело получило второй виток.

Тем временем группа преподавателей, пожелавших остаться не названными, обратилась в редакцию «Урал-пресс-информа» с поддержкой решения прокуратуры обжаловать решение суда. Они, в частности, утверждают, что приговор вызвал нездоровый резонанс в преподавательской среде вуза, люди не понимают, почему «Загидуллиной можно, а нам – нельзя». По мнению преподавателей, порядок командирования всегда был регламентирован нормативными документами. «Однако Загидуллиной нормативные документы не указ, - говорят преподаватели. - В ее поездках вуз заинтересован не был, разрешение на выезд она не получала, отчетов не предоставляла. Каких-либо договоров или соглашений заключено не было, все поездки Загидуллиной, кроме одной, когда она участвовала в конференции, были личными с целью отдыха. Ее заявления о том, что она хотела сэкономить деньги вуза – это лишь позиция, выбранная защитой. В действительности она не оформляла командировки, потому что знала, что едет отдыхать». Преподаватели также отмечают, что ни один студент на практику во Францию, где она была, не уехал, и эта тема в принципе никогда не обсуждалась в Институте гуманитарного образования. Позицию некоторых преподавателей вуза можно сформулировать в одном предложении: «Безнаказанность рождает вседозволенность».

Отметим, что государственный обвинитель в апелляционной жалобе приводит практически те же доводы, что и преподаватели в своем обращении. В частности, что суд не дал оценки нормам права, регламентирующим трудовые отношения работников вуза, и не учел, что подсчет рабочего времени сотрудников университета проводится не по объему выполненных работ, а по количеству часов.

Также в апелляции прокурора сказано, что доводы суда о том, что отсутствие Загидуллиной не повиляло на учебную нагрузку, не соответствуют фактам. Нет таких документов, которые запрещали бы преподавателям проводить лекции в он-лайн и офф-лайн формах, однако гособвинитель считает, что использование Загидуллиной таких форм преподавания являлось способом скрыть ее отсутствие на рабочем месте. К тому же, согласно уставу вуза, использование дистанционно-образовательных технологий должно быть оговорено в учебно-методическом комплексе, а если этого не имелось, необходимо предупреждать студентов о такой форме обучения.

В заключение гособвинитель указывает, что Загидуллиной было записано  восемь лекций, тогда как по расписанию должно быть проведено десять,  при этом установлено, что часть лекций шла «в повторе». 

Дата повторного рассмотрения дела еще не назначена, пока идет подготовка к судебному заседанию. Скорее всего, суд стартует незадолго до конца года. Отметим, что среди преподавателей и студентов Загидуллиной также много ее защитников, которые, в частности, присутствовали в суде при зачитывании вердикта. В СМИ решение суда получило положительную оценку, а некоторые правозащитники, опираясь на решение судьи, советовали преподавателю подать встречный иск «о защите чести и достоинства».