24 Июля 17:10

Трое свидетелей по «делу Сычева» заявили о давлении со стороны военной прокуратуры

Чучвага передал суду заявления солдат танкового института Романа Алексеенко, Андрея Шевченко и младшего сержанта Павла Кузнецова, заявивших о давлении со стороны военной прокуратуры.
Вышеперечисленные свидетели ранее утверждали на суде, что их показания против подсудимого Александра Сивякова были даны ими в результате издевательств и угроз работников прокуратуры. Якобы на самом деле в новогоднюю ночь они ничего не видели и не слышали, свидетелями издевательств Сивякова над Сычевым не были.
Теперь они написали письменные заявления, в которых появились новые подробности допросов. Заявления свидетели писали все вместе в роте 19 июля.
Так, рядовой Роман Алексеенко написал, что следователи обвиняли его в том, что он видел, как Сивяков издевался над Сычевым, но молчит, пугали, угрожая гаупвахтой и тюрьмой за дачу заведомо ложных показаний. Говорили ему, что Сивяков, чтобы смягчить свою вину, обвинит Алексеенко в том, что тот участвовал в издевательствах над рядовым Андреем Сычевым. Также свидетель написал в заявлении об исходившем от следователей запахе алкоголя, называл фамилии подполковников Сазонтова и Хабина, о постоянных издевательствах с их стороны.
Второй свидетель Андрей Шевченко в письменном виде заявил, что в новогоднюю ночь после команды «отбой» сразу заснул, ничего не видел и не слышал. А когда об этом сказал на допросе, его ударили по голове, чтобы от своих слов отказался. Утверждает, что следователь пытался его морально унизить. Подполковник Хабин угрожал уголовным делом за ложные показания, говорил, что Шевченко будут судить.
Младший сержант Павел Кузнецов также написал в заявлении, что в новогоднюю ночь не видел, чтобы Сивяков что-то делал с Сычевым, и что не считает последнего способным на такое. По словам Кузнецова, если бы ночью что-то происходило, он бы услышал. Младший сержант заявил, что его допрашивали в канцелярии ремонтной роты, в результате чего у него появился синяк.
Гособвинение выступило против приобщения заявлений к материалам уголовного дела, однако, суд заявления к делу приобщил. Как в свое время заявления свидетелей Олега Макарина, Сергея Горлова и Юрия Кирова о визите к ним московского генерала.
Суд задал свидетелю Алексеенко ряд вопросов: почему заявления были не поданы непосредственно в суд, почему заявления появились фактически сразу после допроса начальника института Анатолия Чучваги, почему появились у него, а не у судей?
Алексеенко сказал, что написанные заявления были переданы замполиту Гусеву.
Также председатель суда Юрий Шатский спросил Романа Алексеенко, почему тот на процессе говорил об угрозах подвалом, а в заявлении появились тюрьма и гауптвахта, и что же было на самом деле. На что последний ответил, что вроде бы говорил и об этом.
Завтра, 25 июля, допрос свидетелей будет продолжен.

НОВОСТИ ПО СЮЖЕТУ: