23 Сентября 2009 17:50
http://uralpress.ru/node/168575

В деле по факту смерти военнослужащего в казарме Чебаркуля по-прежнему много неясностей

Как ранее сообщало агентство «Урал-пресс-информ», житель Чебаркуля – 21-летний Дмитрий Г. – с марта этого года находится под арестом. Молодому человеку предъявлено обвинение по части четвертой статьи 111 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. Мама арестованного парня Татьяна Антипова не стремится избавить его от ответственности – она хочет добиться правды. Вместе с представителем защиты она пытается доказать, что ее сына надо судить по этой же статье, но по первой ее части, наказание по которой предусмотрено только за причинение тяжкого вреда здоровью. Без смертельных последствий.
Замена одной части статьи УК РФ на другую возможно, но только при одном условии – если будет возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц воинской части Чебаркуля, в том числе теперь уже бывшего фельдшера С. и дежурного по части, не доложившего о случившемся командованию и не отправившего пострадавшего в драке парня в больницу. Дежурный даже не вызвал скорую помощь. Адвокат обвиняемого Сергей Горин и две матери, сблизившиеся после трагедии, усматривают вину в произошедшем ЧП и командира части, где сложилась такая низкая дисциплина.
Как рассказали корреспонденту агентства «Урал-пресс-информ» Татьяна Антипова и адвокат, трагедия произошла в Бишкиле - 19-го марта этого года ее сын в драке с тремя контрактниками ударил потерпевшего Радика К. Драка произошла в 22 часа, в полпятого утра прибывшей бригадой скорой помощи была зафиксирована смерть пострадавшего – уроженца Башкортостана 1989-го года рождения, второго из трех детей матери-одиночки. По заключению эксперта, смерть парня наступила в результате закрытой черепно-мозговой травмы, которая спровоцировала гематому, приведшую к кровоизлиянию в мозг.
Как стало известно корреспонденту агентства «Урал-пресс-информ» от представителя стороны защиты, в 23 часа потерпевшего доставили в часть – дойти до КПП помогли товарищи и сам подозреваемый, обеспокоенный произошедшей дракой и привлекший к помощи пострадавшему знакомого прапорщика. О драке был извещен дежурный по части в чине прапорщика, который, осмотрев Радика, приказал ему отправляться в казарму.
В 23 часа 30 минут молодому человеку стало плохо. Прапорщик прибыл в казарму и вызвал фельдшера С., которая прибыла около полуночи и, как написал командир части в письме к матери погибшего с соболезнованиями, «применила недостаточное медицинское лечение», за что была уволена, но, по полученной информации, после этого получила жилье в военном городке Чебаркуля. Фельдшер Саб-ва установила наличие телесных повреждений – шишку и ссадину на лбу. О криминальном характере травмы была осведомлена. Медик посчитала, что солдат спал, находясь в нетрезвом состоянии. Померила Радику К. давление, которое на тот момент было нормальным – 150 на 80, и дала ему нашатырный спирт, после чего, по ее же словам, ушла домой спать.
Следователь прокуратуры Чебаркуля усмотрела в действиях фельдшера С. состав преступления, предусмотренного частью 124 УК РФ, вынесла постановление о выявленном составе преступления, выделила дело в отдельное производство, направила материалы дела в военную прокуратуру Чебаркульского гарнизона. На основании этого в течение десяти дней была проведена проверка, результат которой должен был быть указан в постановлении, которого никто не видел. Военная прокуратура якобы направила постановление обратно – в гражданскую прокуратуру, но оно туда не дошло. Сергей Горин считает, что все делается намеренно – с целью запутать процесс и подвести под серьезную статью Дмитрия Г. Ведь если будет установлена вина военных, мать погибшего военнослужащего вправе потребовать компенсацию и даже претендовать на пенсию – ее сын умер в казарме.
Кстати, мама Радика К. уже написала в военную прокуратуру Чебаркульского гарнизона заявление с требованием возбудить уголовное дело по факту неисполнения должностными лицами своих функциональных обязанностей. Также женщина собирается приехать в Чебаркуль, чтобы разобраться, почему ей не вернули личные вещи сына, его сотовый телефон и карточку, на которой находились накопленные им деньги – парень хотел помочь сестре с лечением больного племянника.
Единственное, чего добилась сторона защиты – это возвращения дела на дополнительное расследование и замены следователя. Доследование дает возможность адвокату и обвиняемому в порядке статьи 217 УК РФ вновь ознакомиться с материалами дела и заявить ходатайства.
Агентство «Урал-пресс-информ» в свою очередь ждет из военной прокуратуры ответа на свое письмо с просьбой провести расследование в отношении должностных лиц.