Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Рассеянные облака, туман, дым
0 °C
  • Рассеянные облака, туман, дым
  • Ветер: В, 2 м/с
  • Давление: 770 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 100 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

Административно-территориальная реформа и лозунг Уральской республики Эдуарда Росселя

 
28/04/2004 - 15:04

Эдуард Россель с 1993 г. более или менее активно пропагандирует лозунг Уральской республики. Но в разное время содержание этого лозунга было различным. Для того, чтобы разобраться в его сути выработать свое отношение к «Уральской республике», нужно, как минимум выявить объективные процессы развития управленческих систем в России и разобраться в подлинных мотивах вышеприведенных предложений.

Проследим эти закономерности на примере Челябинской области. Система управления до 1917 г. основывалась на преимущественно экономических и политических методах. Переход к преимущественно административным методам в 30-е годы привел к соответствующему районированию, когда прежние уезды (наименьшие государственные территориальные единицы управления; волость была уже муниципальной структурой) были разделены на 5-8 частей и получились районы. Управление в СССР шло не людьми, а технологиями. Поэтому первый руководитель должен был знать, когда и что нужно сеять, как организовывать животноводство, как варить сталь и производить трубы. Отсюда в Советском Союзе проводилось районирование, способствующее именно такому подходу[1]. Создавались отдельно сельские и городские районы: одновременно знать первому руководителю специфику сельскохозяйственного и промышленного производства было затруднительно. В результате сегодня существуют Троицк и Троицкий район, Чебаркуль и Чебаркульский район. Эту систему не успели довести до конца, поэтому Карталы не успели отделить от Карталинского района, то же с Верхнеуральском и Нязепетровском. Хотя решение этого вопроса готовилось.

В результате в нашей области получилась система управления очень неравноценными территориальными образованиями. Они неравноценны, во-первых, в том, что районы очень различны по численности населения. В результате район с численностью населения в 20 тысяч управляется тем же количеством администраторов, что и городской район численностью в 200 тыс. человек. А это приводит к тому, что возрастают расходы на управленческую деятельность. Во-вторых, в Челябинской области самодостаточны не более 15 % территориальных образований. Остальные остаются дотационными. Это происходит в том числе из-за, мягко говоря, не вполне справедливой налоговой системы. Но, пожалуй, более важными причинами являются последствия устаревшего районирования.

В условиях господства рыночных отношений пора возвращаться от управления технологиями к управлению людьми, к управлению преимущественно политическими и экономическими методами. А эта задача требует проведения нового районирования в Челябинской области (как, впрочем, и в других субъектах Российской Федерации). Новое районирование должно привести к примерно равным по населению территориальных образованиям, экономически самодостаточным[2]. Это позволит сделать территории более управляемыми и одновременно достичь снижения расходов на управление, предоставит возможность лучшего массирования материальных, людских и финансовых ресурсов, улучшит экономические связи между городом и деревней. Одним из следствий этой реформы может стать снятие претензий со стороны правящих элит Магнитогорска и Челябинска на перераспределение бюджетных средств. Косвенно необходимость такого районирования признавалось еще предвыборной платформой 1996 г. П.Сумина, где говориться об “особом Магнитогорском экономическом районе с привлечением прилегающих сельских районов”. То, что течение 1997 г. и в первой половине 1998 г. в администрации Челябинской области, в среде депутатов и руководителей районов и городов достаточно интенсивно обсуждался вопрос о новом районировании области, говорит о назревшей проблеме. Но не смотря на это можно спрогнозировать, что эти разговоры, по крайней мере, при нынешней администрации окончатся ничем, поскольку напрямую затрагивают интересы властных элит большинства территорий. Скажем, создали новую административную единицу - Юго-Восточный округ с центром в г.Карталы. Куда в этом случае денутся руководители и депутаты представительных структур Чесменского, Варненского, Брединского районов, входящих в этот округ? Очевидно, что под знаменем защиты интересов жителей района они не допустят такого объединения, которое грозит им потерей собственной власти. И маловероятно, что администрация П.Сумина захочет войти в конфликт с районными и городскими элитами.

Те же тенденции характерны и для субъектов Федерации. В свое время в СССР прошла дифференциация на преимущественно промышленные и сельскохозяйственные области. Большинство из них не были самодостаточными: в промышленных областях не хватало своего продовольствия, а сельскохозяйственные области испытывали острый недостаток в бюджетных ресурсах. Челябинская область являла собой исключение. Нынешние области и тем более республики по территории и населению в 3-5 раз меньше дореволюционных губерний. Переход к управлению преимущественно экономическими и политическими методами требует, во-первых решения вопроса об экономический самодостаточности областей, краев и республик. Во-вторых, укрупнения субъектов России. Ведь на самом деле, можно ли говорить о достижении самодостаточности территориального образования с населением в 70-100 тыс. человек. Сегодня в стране примерно 15 % субъектов Федерации являются самодостаточными, выполняя роль бюджетного донора для других областей, краев и республик. Объединение Челябинской и Курганской области привело бы к ликвидации дотационного (Курганская область) субъекта Федерации, к большим возможностям массирования и маневра ресурсами объединенного образования. Немаловажным следствием была бы экономия нескольких сотен миллионов рублей расходов на управление. Население Курганской области восприняло бы эту реформу в основном положительно. Значит, объективно такая реформа прогрессивна. Кто бы возражал против нее? Во-первых, курганская бюрократия, теряющая из-за этой реформы часть власти. Во-вторых, бюрократия центра не случайно организовала систему дотационных территорий. Создав систему зависимости от себя, центральная бюрократия делает субъекты Федерации более управляемыми. Не последнее место занимает в иерархии причин тот факт, что бюджетные отношения с стране с самодостаточными регионами станут очень прозрачными, и не нужно будет гонять туда-сюда многомиллиардные денежные средства, теряя по дороге в нужных местах часть денег. Не следует поддаваться на систематические заявления представителей бюрократии, что они готовы покончить с коррупцией: коррупция – это способ существования бюрократии. Таким образом, поскольку достижение экономической самодостаточности регионов подрывает власть бюрократии, постольку оно будет ею блокироваться.

И сила, и благосостояние высшей бюрократии серьезно зависит от всей бюрократической структуры сверху до низу. Понимание этого позволяет сделать вывод о том, что решение назревших задач нового районирования при нынешней власти маловероятно. Но то, что высшие руководители страны постоянно говорят об административной реформе показывает, что они, тем не менее, прекрасно понимают объективные тенденции в развитии системы управления.

С другой стороны, очевидно, что в грядущих избирательных кампаниях оппозиционные силы неизбежно будут выдвигать наряду с проблемой присвоения природной ренты и задачу административной реформы. То, что объективная необходимость пробивает себе дорогу, говорит создание Пермского края на основе фактического вхождения (формально это провозглашается как объединение) Коми-Пермяцкого национального округа в Пермскую область. Очень важно, что впервые укрупнение региона происходит с участием национального образования. Грядущая административная реформа, скорее всего, встретит наибольшие трудности в национальных республиках.

Что касается лозунга Уральской республики, то в разное время содержание его менялось. В 1993 г. Э.Россель выдвигал его в рамках сепаратизма свердловской бюрократии. С этими же целями пытался поставить вопрос о Южноуральской республике в 1993 г. Челябинский областной Совет[3]. Власть в 90-е годы постепенно уходила из рук центральной бюрократии в руки провинциальной. Дело дошло до того, что Россия в конце правления Б.Н.Ельцина фактически превратилась в значительной степени в конфедерацию. Одной из исторических заслуг В.В.Путина было восстановление федерации.

Сегодня Э.Россель выдвигает лозунг Уральской республики уже с другой целью. Экспансия Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Махмудова и ряда других могущественных свердловских экономических структур наталкивается на сопротивление менее сильных промышленных структур Челябинской и Курганской областей. И если власть сегодня в России принадлежит не очень прочному союзу высшей бюрократии и крупных капиталистов-сырьевиков, то в Челябинской и Курганской областях власть принадлежит союзу бюрократии с владельцами крупных промышленных предприятий. Не в силах на равных сопротивляться экспансии УГМК, местные промышленники подключают к этой борьбе областную власть. Практика борьбы за самостоятельность Кыштымского медеэлектролитного завода показывает, что совместно с областной властью он в силах противостоять империи Махмудова. Это не устраивает Э.Росселя, давно уже действующего в его интересах. И вот, Россель спешит оседлать объективные тенденции в своих интересах. Нужно ли объединять Челябинскую и Свердловскую области, на мой взгляд, вопрос открытый. Для того, чтобы решить его нужно провести специальный комплексный анализ экономических связей. Но, по меньшей мере, предложение объединить эти области не диктуется необходимостью решения проблемы самодостаточности регионов. А вот объединение Курганской области с Челябинской или Свердловской областями решит проблему самодостаточности курганцев. С точки зрения экономической целесообразности, предпочтительнее вхождение Курганской области в состав Свердловской: в этом случае Свердловская область достигнет продовольственной независимости, которая у Челябинской области уже есть.

Что касается возражений против объединения областей, высказанных на прошлой неделе П.И.Суминым, А.Н.Косиловым и другими руководителями Челябинской области, то они, видимо, диктуются, с одной стороны пониманием, что укрупнение регионов не совпадает с интересами центральной бюрократии, а значит, его в настоящее время не удастся осуществить. С другой - попыткой заручиться курганской бюрократии в борьбе против экспансии свердловских капиталистов.

До тех пор, пока народ не научится нанимать и бороться за свои коренные интересы, от его имени, но совсем не в его интересах будет выступать бюрократия или другие могущественные социальные группы. И только выход на историческую арену широких народных масс позволит историческим тенденциям реализовываться эффективно и быстро. Это отвечает и национальным интересам России и русской национальной идее.

.

Александр Алексеев, канд. ист. наук, Челябинск
 

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования