Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Ясно
-24 °C
  • Ясно
  • Ветер: ВЮВ, 6 м/с
  • Давление: 785 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 57 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

Что стоит за генеральским окриком на военную прокуратуру

 
24/03/2006 - 12:28

В минувшее воскресенье в программе Сергея Брылева «Вести недели» на РТР главком Сухопутных войск Вооруженных сил РФ генерал-полковник Алексей Маслов сделал сенсационное заявление. Оказывается, «факты избиения, глумления, других издевательств по отношению к рядовому Андрею Сычеву в Челябинском высшем командном училище со стороны старослужащих не подтвердились». Он также доложил стране, что «не было и массовой пьянки в новогоднюю ночь среди военнослужащих вспомогательного батальона училища». А значит, и не били «деды» молодых солдат сапогами в лицо, не гасили об их тела сигареты… Тогда откуда уголовные дела? И на это генерал-полковник дает исчерпывающий ответ: «…Отдельные должностные лица в ходе проведения расследования превышают свои служебные полномочия. Пытаются различными методами и способами выбить (подчеркнуто мной. – Б.Р.) признательные показания. У меня складывается впечатление, что отдельные должностные лица военной прокуратуры предвзято относятся к Вооруженным силам».

Вот и новых «внутренних врагов» нашей армии наряду с опостылевшими журналистами обозначил главком – военных прокуроров. Что может быть более тяжким для законников, чем обвинение их самих в уголовных преступлениях – превышении служебных полномочий, выбивании признательных показаний? Явно не тянут на звание генеральских дружбанов еще и правозащитники, солдатские матери, члены Общественной палаты адвокат Анатолий Кучерена и публицист Николай Сванидзе, проводившие собственное расследование чудовищного инцидента в Челябинском училище и публично подтвердившие факты издевательств над молодыми бойцами. Теперь в ряд армейских «недоброжелателей» надо вписывать еще и судей Челябинского гарнизонного военного суда. Они вынесли обвинительные приговоры пятерым старослужащим злополучного батальона.

Быть может, генерал Маслов считает событиями обычного порядка, что (цитирую приговоры) «…сержант Черных ударил ногой, обутой в сапог, в лицо рядового Трубина, сломал ему нос» или что «дед» Васильев «…из хулиганских побуждений не менее 50 раз ударил рядового Быкова кулаком по голове и 3 раза табуретом. Потом избивал руками и ногами рядового Жданова, затушил сигарету о его руку»… Такие факты во множестве установил суд, проведя подробное следствие, допросив обвиняемых, свидетелей и потерпевших. В суд же передано уголовное дело на обидчика рядового Сычева – младшего сержанта Сивякова. Он признал, а свидетели подтвердили, что ударил ногой Сычева, заставлял его несколько часов сидеть на корточках. Это ли спровоцировало рецидив тромбофилии, как утверждают врачи, наследственной болезни Сычева, или тому была другая причина, факт остается фактом: молодые солдаты во вспомогательном батальоне Челябинского танкового училища подвергались избиениям и издевательствам. Отцы-командиры самым бессовестным образом замазывали, затирали ЧП, лишь бы выглядеть получше в глазах начальства. Когда же правда о случившемся все же просочилась из-за плотно закрытых армейских ворот, люди думали – ну вот, сейчас полетят головы и погоны.

Ан нет, в Минобороны – полная благодать и царство своей справедливости. Генералы явно переусердствовали, обратив все усилия, чтобы опровергнуть то, что опровергнуть нельзя. Видно, не дождемся мы от них самокритичных совестливых оценок происшедшего в Челябинске. Вместо этого фронтальное наступление на всех, кто пытается объективно расследовать факты, довести до общественности правдивую информацию. Дошли уже до того, что позволяют себе окрик, неприкрытый прессинг не только на прессу, но и на военную прокуратуру. Например, следователи весьма деликатно, с разрешения начальника госпиталя им. Бурденко В. Клюжева и лечащего врача

В. Пасько в присутствии медиков допросили Андрея Сычева. У него открылось желудочное кровотечение. Такое случалось и раньше, ведь Андрей получает сильнодействующее лекарство, разжижающее кровь, чтобы не образовывались тромбы. Какой шум подняли наши коллеги – журналисты с государственных телеканалов! Изверги-прокуроры довели мальца своими допросами до того, что он истекает кровью!

И гадать не надо, кто стоит за этими вредоносными залповыми выбросами передач, единственная цель которых – обезопасить, увести от ответственности высокопоставленных лампасоносцев. Между тем побеги, в том числе и с оружием, издевательства, убийства, самоубийства превращаются в нашей армии в некую обыденность.

Главком Сухопутных войск Вооруженных сил РФ генерал-полковник Алексей Маслов
Министр обороны РФ Сергей Иванов

За шумным делом Сычева оказалась почти неизвестна стране другая не менее страшная история, случившаяся в в/ч 34091, расположенной в селе Князе-Волконское-1 Хабаровского края, с рядовым Евгением Кобловым. 4 мая прошлого года сержант Дмитрий Нагайцев и рядовой Евгений Коблов заступили в суточный наряд по столовой. Сержант зверски избил рядового якобы за плохую работу – сбил с ног и метелил лежачего сапогами, затем схватил его за волосы и окунул головой в кастрюлю.

В полусознательном состоянии Коблов добрел до недалеко стоящего дома, где жили офицеры, и через вентиляционное оконце – потом прокуроры дивились, как туда пролез нехилый рослый парень, – упал возле канализационной трубы. Через 21 день (!) сантехники ЖЭУ случайно обнаружили в подвале полуживого солдата, бывшего без сознания. Так, в беспамятстве, и пролежал он возле трубы, время от времени питаясь ее содержимым.

У Жени развился некроз тканей стоп. В Хабаровском 301-м окружном военном госпитале ему ампутировали голени обеих ног. Командир части подполковник А. Маркин сокрыл от прокуратуры Анастасьевского гарнизона факт исчезновения рядового Коблова. Долгих 23 дня о его исчезновении ничего не сообщали родителям, живущим в г. Балаково Саратовской области. Когда обнаружили почти бездыханного бойца, против него возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 337 УК РФ – «самовольное оставление части». Мать, у которой кроме Жени еще шестеро детей, а мужа разбил инсульт, пошла в Балаковский райвоенкомат с просьбой, чтобы помогли приобрести билет до далекого Хабаровска. «Мы родителям дезертиров не помогаем», – ответили ей.

Уголовное дело в отношении Евгения Коблова прекратили только 15 декабря минувшего года за отсутствием в его действиях состава преступления. Долгие семь месяцев обездоленного, потерявшего ноги и здоровье парня, его родных травили в госпитале – дезертир, ему все в последнюю очередь. Его ни разу не навестили сослуживцы, командиры. Кстати, а почему не возбудили уголовного дела за «сокрытие преступления» против командира части подполковника Маркина? Тому есть очень интересное объяснение. В декабре, через семь месяцев после ЧП, наконец установили, что не оставлял рядовой Коблов самовольно свою часть, а, будучи зверски избитым, почти в бессознательном состоянии переместился метров на триста, спрятался в подвале от побоев, откуда выбраться самостоятельно уже не мог. А раз не оставлял самовольно часть, значит, и преступления не было. Коль не было, не было и сокрытия.

Оказывается, подполковник Маркин просто «несвоевременно» (почти через месяц, когда Коблова уже нашли) сообщил военной прокуратуре о пропаже бойца. Что это, если не сокрытие?

Только в феврале нынешнего года, когда стала широко известна история с рядовым Андреем Сычевым из Челябинска, в прессу просочилась информация о случившемся с Евгением Кобловым. И тут вновь, с маниакальным упорством военачальники пустили в ход уже закрытую версию о самовольном оставлении части, о том, что ноги парень отморозил, будучи в бегах… Женю порочили по телевидению, по радио и в газетах. Его родители обратились за защитой в Хабаровский комитет солдатских матерей. Председатель комитета Валентина Решеткина написала письмо мне, я – министру обороны Сергею Иванову. Иванов направил в Хабаровск разбираться с делом Коблова главкома Сухопутных войск генерал-полковника А. Маслова.

Совсем недавно получаю от главкома ответ на депутатский запрос. «Командование и ряд должностных лиц воинской части, создавшие предпосылки к совершению самовольного (подчеркнуто мной. – Б.Р.) оставления части рядовым Е. Кобловым, – пишет он, – привлечены к дисциплинарной ответственности».

Хочется завопить: да не оставлял солдат самовольно часть! У него едва хватило сил, чтобы спрятаться в подвале от побоев и унижений! Ну да, не оставлял, соглашаются со мной генералы из сухопутного главкомата, – уголовное дело в отношении его прекращено. Чего еще надо?

А то, что доброе имя парнишки поругано, тело искалечено, нервы истерзаны, семья затравлена… Это как?

Только недавно, в феврале, против обидчика Коблова сержанта Д. Нагайцева возбудили уголовное дело. До этого почти год Коблов молчал, «не давал показаний». Почему? Ответ прост: как правило, молодые солдаты с первых дней пребывания в армии получают издевательские уроки бесправия. Дедовщина как «институт поддержания армейской дисциплины» не таится по закуткам. Открыто, почти на виду у командиров, творят старослужащие свой беспредел, часто и не без оснований рассчитывают на их поддержку и защиту.

Вспоминаю случай, который произошел в отдельном автобатальоне, расположенном неподалеку от части, где служил Евгений Коблов.

Как-то ночью, когда я работал в своем избирательном округе в Хабаровске, мне домой позвонила мать солдата, призванного из Магнитогорска. Рыдая, она умоляла посодействовать переводу сына в другую часть. «Иначе он погибнет», – твердила она. Находился парень в хирургическом отделении 301-го окружного госпиталя. Утром я пошел его навестить. И вот что узнал.

Служил он всего три месяца. У «дедов» в автобате была забава – ставили новичков возле коек и отрабатывали на них, как на боксерских грушах, удары. Стоять надо было смирно, а парень уворачивался, не давал себя бить. Ночью ему устроили «темную». Набросили на голову подушку. Один «дед» сел ему на голову. Второй – загнул «салазки». Третий – деревянной кувалдой, какой обычно выправляют кузова побитых машин, со всех сил ударил по пятке. Вдребезги, на мелкие осколки, раздробил пяточную кость. Пообещали, пикнешь – убьем!

Утром, перед тем как отправить в госпиталь, командиры заставили парня, теряющего сознание от боли, писать объяснительную: сам виноват. Прыгнул, мол, с крыши двухэтажной казармы и сломал ногу. Чего в армии не бывает… Вот только казармы в автобате все одноэтажные. Да кто это проверять будет?

Рассказал мне все это магнитогорский парнишка и в ужасе отшатнулся, когда я предложил дать делу ход, добиться наказания виновных. «Они меня тогда обязательно убьют, везде достанут, – твердил он, – пусть лучше по-хорошему переведут в другую часть».

Пришлось мне договариваться с окружными начальниками «по-хорошему», сокрыв, по сути, сам факт преступления. А рассказываю теперь об этом, потому что парня комиссовали из армии. Нога зажила, а хромота осталась.

…В чем главная энергетическая сила дедовщины? В том, чтобы доминировать, самоутверждаться, угнетая и унижая других. Где нет контроля, жесткой воли командиров, дедовщина распространяется до чудовищных пределов, принимает дикарские формы. Такая армия воспитывает лишь жестокость, безразличие, цинизм, гасит общественную активность, человеческие чувства.

Неужели этого не понимают руководители Минобороны? Почему числят едва ли не покушением на престиж армии любую критику тамошних безобразий? Из чего возникает у них странная потребность оправдывать издевательства, побои, унижения? Я знаю только один ответ на эти вопросы – делается это, чтобы сберечь командные посты при развале армии и нравственном упадке. Хотя это, по слову Пушкина, «… равнодушие ко всякому долгу, справедливости, праву и истине…»

…Как я уже писал, в Хабаровский край, в Князе-Волконское-1 по указанию министра обороны С. Иванова вылетал главком Сухопутных войск генерал-полковник А. Маслов лично разбираться с обстоятельствами дела рядового Е. Коблова и, естественно, для наведения порядка хотя бы в отдельно взятой в/ч 34091. Уехал оттуда главком и буквально следом прибыли сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Лукина. Обнаружили они, что кормят солдат в части отвратительно, недодают мясо, жиры. А за солдатскую зарплату воины там только расписываются. Деньги у них забирают якобы на ремонт казармы, на бензин для казенных машин.

А буквально на днях в части случилось новое несчастье. Опять в подвале, висящим в петле из электрического шнура, обнаружили труп младшего сержанта Алексея Трушкова, призывавшегося из Челябинской области. На его теле следователи военной прокуратуры обнаружили следы истязаний…

Маме он оставил записку: «Мама, прости. Всех люблю».

http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=16&tek=19639&issue=260

Борис РЕЗНИК, депутат Госдумы по 59-му Хабаровскому избирательному округу, зампред комитета по информационной политике
 

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования