Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Незначительная облачность, дым
-15 °C
  • Незначительная облачность, дым
  • Ветер: Безветрие
  • Давление: 779 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 85 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

Глубокая отморозка

 
Глубокая отморозка
06/07/2009 - 12:05

Сами того не желая, ветераны «Южно-Уральского управления строительства» (ЗАО «ЮУС»), написавшие отчаянное обращение к главному федеральному инспектору Андриянову, нашли точную метафору ныне происходящего. Работники некогда большого и славного предприятия, которое банкротит, по их словам, его же собственник, пишут: «хочется искренне верить, что в России есть справедливость и правда, а поговорка «В России и медведь за деньги пляшет» касается только медведей». Увы, если это так, у них мало надежды: в стране слишком много медведей и все они бродят у власти.

По крайней мере, контролирующий «ЮУС» г-н Шацилло (он же владелец банкротящего «ЮУС» ЗАО «НПРО УРАЛ») недавно избран в политсовет озерской «Единой России» за большие, надо полагать, заслуги перед жителями этого и окрестных городов, в которых некогда много строил ЮУС. А собирающийся банкротить ЧТЗ мэр Юревич и контролирующий завод депутат Платонов – тоже не чижики, а именно «медведи». И депутат Варшавский, пытавшийся банкротить свой же ЗМЗ – тоже депутат от «Единой России». И собственник «Челябгипромеза» г-н Овчинников, банкротящий сейчас ЗМЗ взамен коллеги Варшавского – из той же берлоги. Не за горами банкротство области в целом – глава федерального казначейства Артюхин приезжал на неделе пощупать пульс и поставить диагноз. Ветераны ЮУСа попали в точку лучше любого аналитика: суть момента в том, что крупное зверье, учуяв лесной пожар, наперегонки кинулось банкротить собственную берлогу – и спасение прочей мелкой живности под большим вопросом. Однако поскольку наши бурые медведи – это не их голубые киты, суицидальных наклонностей (равно как и прочих, исключая корыстные) за ними отродясь не водилось: на сушу не выбрасывались, прокуратуре не сдавались. Следовательно, действия этих хищников можно посчитать. А, посчитав, – дать по лапам. Страшно, противно, но нужно. Иначе скоро людей на улицах станут грызть, как заводы кончатся, – знаем мы их, родных.

1.

Для чего они банкротят свои же предприятия? Для того, чтобы, выдоив, выпотрошить, а чучело поставить у камина и рассказывать потом на Ривьере, от каких козлов эти рога. В этой стране тучные пастбища кончаются.

Как это делается? Если взять некое управление строительства или меткомбинат, то настоящий медведь делает обычно так. Во-первых, расплачивается за него через годик-другой деньгами «купленного» же предприятия. Потом ставит на входе и выходе продукции завода свои фирмочки. Первая продает предприятию задорого материалы, вторая реализует задорого (купив у предприятия задешево) его конечную продукцию. Обе фирмочки либо зарегистрированы в оффшорах, либо имеют там родную дочку медведя. Деньги от реализации, само собой, остаются в оффшорах, предприятию достаются слезы. Зато оно набирает великое множество долгов, кредитов и обязательств. Понятно, что после нескольких лет такой деятельности, управление строительства или метзавод оказываются по уши в долгах (причем большой долг предусмотрительно формируется перед медвежьей фирмой), а их деятельность – парализованной.

Тут-то и требуется быстро и грамотно обанкротить предприятие , то есть освободить актив от обязательств перед иными кредиторами, кроме реального хозяина (то есть «кинуть всех»). Именно поэтому ЗМЗ пытался банкротить именно г-н Варшавский (и лишь возбуждение уголовного дела по умышленному банкротству помешало ему это сделать), а ЮУС банкротит фирма г-на Шацилло. Всего-то и нужно – немного добрых людей в налоговой службе и арбитражном суде, которые войдут в положение. И тогда фирма, по иску которой запускается процедура банкротства, (своя) предлагает своего же временного управляющего. Тот выносит заключение о том, что «умышленным банкротством» здесь не пахнет, а собственник-банкрот, он же главный кредитор, спокойно распродает, после ряда необременительных процедур, себе и друзьям активы предприятия. То есть потрошит его вторично, чучело забирает себе, а рога оставляет кредиторам, бюджету и рабочим.

В случае с ЮУСом, правда, есть одна экзотическая деталь: федеральная (!) налоговая служба в лице УФСН вроде бы раскусила стандартную схему и первой подала иск о банкротстве предприятия, дабы контролировало процесс в интересах коллектива и бюджетов все-таки государство, а не собственник банкрота (все как-то забыли, что смысл банкротcтва – именно в смене неэффективного собственника). Но вскоре почему-то налоговики отозвали свои иски фактически в пользу поданного следом иска о банкротстве со стороны НПРО «Урал», перед котором был сформирован 600-миллионный долг ЮУСа. И областной арбитражный суд принял 9 мая решение именно в пользу НПРО, введя процедуру наблюдения. Так что г-н Шацилло может приступать к банкротству ЮУСа при помощи назначенного судом управляющего - г-на Рогова.

В Озерске эту весть встретили неоднозначно – теперь там нет надежды не только на местную власть, которой нет физически, но и на все иные ее ветви. ЮУС для этого города значил гораздо больше, чем просто строительная компания – это было второе градообразующее предприятие после «Маяка». Люди выброшены на улицу, контракты утрачены, стройки встали еще до кризиса, обманутые дольщики все еще пишут письма губернатору и президенту, собираясь на пикеты и манифестации. Утешает то, что Озерск обнесен колючей проволокой и там нет федеральных трасс. Есть атомный «Маяк», что, разумеется, несущественно. И в этом городе нет власти – историю про отрешенного мэра Чернышева, который судится с депутатами, находясь при этом в отпуске («на сплаве», говорят, он любит активный отдых), известна всей стране. В этом городе некому заниматься не только дольщиками, но и по-настоящему обанкроченными коммунальными сетями, и он войдет в зиму без тепла. Теперь этот букет пополняется «инициативным» банкротством строительной компании, на объектах которой были заняты тысячи людей по всему северо-западу области. Говорят, про это странное банкротство много знают министр промышленности Тефтелев и его зам Елистратов.

Не знаем доподлинно – так ли это. Но когда здесь «рванет», все будут долго разводить руками: надо же, кто б мог подумать, благополучный вроде был город!..

2.

Подчеркнем: кризис тут ни причем, все началось гораздо раньше. Речь о параличе власти и коррупции. Но этого достаточно.

Как теперь федеральному инспектору Андриянову реагировать на наивное присловье ветеранов о «медведях», которые у нас «за деньги пляшут»? «Победим коррупцию в арбитражном суде!» – такими билбордами украшена активистами «Правого дела» территория вокруг данного заведения – по другому, правда, поводу. Возле дверей каких еще челябинских учреждений – в том числе федеральных – следует намертво прибить подобные вывески?

Когда мэр Челябинска Михаил Юревич вдруг заговорил о том, что на ЧТЗ и «Станкомаше» все плохо и они – потенциальные банкроты, многие недоумевали, даже зная аппетиты главы и его временные трудности с деньгами. Ведь мало того, что ЧТЗ уже дважды банкротили и третье потрошение кряду может окончательно испортить цвет лица и товарный вид. Тракторный относится к любимым проектам губернатора Сумина, завод имеет большой переходящий заказ минобороны, моторный завод работает в три смены, государством вложены сюда немалые деньги. «Станкомаш» – вообще епархия «Ростехнологий» Чемезова, близкого друга Путина, то есть почти святое, этот завод может жить даже при многомиллиардных долгах и отрицательной температуре тела.

Однако в том-то и дело, что наступило время глубокой отморозки. Люди, владеющие экономическим и политическим инсайдом, знают, что скоро, в дыму и пыли социальных протестов, власти будет не до нюансов, а потому схватить все, что можно, следует прямо сейчас, пока рычаги в руках. ЧТЗ и «Станкомаш» – это огромные площади в центре города и Ленинского района, практически неосвоенного торговлей и коммерческой застройкой. Проведенное через областной арбитраж, чей председатель г-н Коротенко был всегда чуток к позиции мэрии, решение о начале процедуры банкротства этих заводов, поставит «на уши» не только их нынешнее номинально начальство и собственников. Дело не только в прямом бизнес-интересе: завалить сейчас ЧТЗ, спровоцировать там панику и вывести многотысячный коллектив на улицу – это значит свалить Сумина. В мэрии отлично знают про установку президентской вертикали: волнения в регионе – губернатор в отставку.

Поэтому, когда депутат городской Думы Челябинска г-н Овчинников, собственник «Челябгипромеза» и подконтрольный мэрии владелец управляющей компании «Созвездие», благословляет иск своего института о банкротстве ЗМЗ из-за жалких 50 миллионов рублей (одной «Альфе» ЗМЗ должен больше 700 миллионов, плюс ВТБ примерно столько же), эта схема обретает плоть. Если завтра не какой-то институт, а сама мэрия инициирует банкротство ЧТЗ и «Станкомаша», приступив к демонтажу властной конструкции в регионе, это будет подано не как коммерческий «наезд», а как социальная ответственность и забота о городском бюджете, защита людей от не справившейся с обязанностями власти. Что вовсе не отменяет интереса к площадям этих заводов: ведь власть всего лишь средство, а цель – всегда только деньги.

3.

Впрочем, трудно удивить банкротствами – фиктивными и реальными - регион, который в целом становится банкротом. Неожиданный визит в Челябинск главы федерального казначейства Романа Артюхина был не случайным: цифра в 17, 5 процента доходов областного бюджета, собранных в июне, свидетельствует именно об этом. Область не может самостоятельно финансировать свои обязательства и не надо обманываться, слушая бесконечные ссылки на мировой кризис и всеобщее падение металлургии. Металлургия упала везде, но бюджет упал «до дна» только у нас. Это вопрос не к металлургам, а к власти, в частности, – к Минфину области: бюджет надо было разумно верстать. Если бы документ был составлен осенью реалистично, а не в духе агитки «Нам кризис нипочем!», если бы его доходная и расходная части были бы вдвое меньше и правдивее, он мог бы стать базой для защиты в Москве совсем другой структуры и объема трансфертов. И сегодня область не была бы банкротом, которому никто не даст в долг, а могут лишь подкинуть милостыни – если захотят. Резкий спад в Магнитке начался с сентября – какому финансисту не было ясно, что пора пересчитывать бюджет?

Однако у нас привыкли к пиару вместо работы. Многие помнят, как на общественных слушаниях по бюджету в октябре прошлого года, когда многое еще можно и нужно было поправить, Евгений Рогоза оказался единственным человеком в огромном зале ЗСО, который сказал, что «бюджет области не сбалансирован ни по доходам, ни по расходам», указал на 15-миллиардную дыру в главном финансовом документе области и призвал пересчитать его, не обманывая людей и власть. Чиновники в зале ахали от чужой смелости и одобрительно шептались, но господа Мякуш и Косилов, а также министр финансов г-жа Голубцова тут же заболтали серьезную тему демагогией типа «помирать собрался – а рожь сей» и «мы выполним все взятые на себя напряженные обязательства!»

Они не померли, не посеяли ржи и выглядят сейчас очень даже живенько. Насчет выполнения напряженных обязательств – сложнее. То, что глава Федерального казначейства Артюхин лично провел в пятницу коллегию областного Минфина, позволяет предположить, что область де-факто переводится в режим внешнего управления. Министр в закрытом режиме рассматривал вопросы весьма конкретные и даже провел два часа в частной фирме «ОТР-2000», выясняя, почему Челябинская область отстает даже от Курганской по охвату новыми технологиями казначейских операций.

Простейшие расчеты, выполненные по официальным материалам областного Минфина, показывают, что минимально необходимый объем средств для обеспечения бюджетной сферы области – порядка пяти миллиардов рублей ежемесячно, при этом более двух миллиардов уходит на зарплату бюджетникам. Поступление доходов в 2008 году составляло в среднем около девяти миллиардов рублей в месяц. То есть сокращение доходов до 17 процентов от прошлогоднего уровня означает – у области не хватает денег даже на выплату зарплаты. Полученная в Минфине РФ бюджетная ссуда в три миллиарда рублей проблем не решает – ее не хватит для минимального исполнения бюджета даже на месяц.

О возврате этих денег говорить не приходится. Что это значит? В ближайшее время можно ожидать задержек выплаты зарплат бюджетникам и почти полную приостановку коммунальных платежей, а это способно привести к коллапсу в других сферах экономики области.

Но главное в том, что и сегодня в подходах власти ничего не изменилось. Ведь после крушения прибылей промпредприятий главным источником бюджетных поступлений стал налог на доходы физических лиц. Однако падение зарплат (то есть этих самых доходов), которое, как мы писали в прошлом обзоре, продолжает замалчиваться, требует серьезной корректировки и этой статьи доходов. Но этого не делается, потому что на бумаге они у нас растут!

Напомним, что с 1 июля правительство повысило цены на газ и тарифы на грузовые железнодорожные перевозки. В октябре они будут «проиндексированы» еще раз. В итоге газ за год подорожает на 16,3 процента, железнодорожные перевозки – на 12,4 процента, электроэнергия для населения – на 25 процентов, а для предприятий – на 19 процентов. Эксперты предупреждают: рост тарифов чреват многими негативными последствиями. Затрудняется выход экономики из кризиса, под ударом оказываются социально незащищенные слои населения. Для нашей промышленной области это плохие новости. Еще хуже то, что она к ним опять не готова. Понятно, что в итоге мы получим виток инфляции, которая полностью съест повышение пенсий, но из ЗСО еще даже не отозван проект закона о монетизации ветеранских льгот по оплате услуг ЖКХ, который должен вступить в силу во втором полугодии 2009-го! Самое время, не так ли?

Ситуацию усугубляют маловразумительные действия чиновников. Так, для городов и районов до сих пор не утвержден новый предельный фонд оплаты труда – это касается примерно 10 тысяч чиновников и муниципальных служащих. То есть сегодня часть чиновников получает зарплату из денег, выделяемых Минфином области без обоснования: документы, определяющие эти суммы, не подписаны. Ответственны за это не кризис в Америке, не президент Медведев и даже не губернатор Сумин, а вполне конкретные чиновники вроде замминистра финансов области Шаимовой и заместителя губернатора Рязанова. Суть дела в том, что в условиях кризиса и падения доходов бюджета, численность и зарплату чиновников так никто и не ограничил. Это все равно придется сделать, но когда ограничения все-таки введут, может обнаружиться, что годовой фонд зарплаты уже израсходован, и тогда нужно будет сократить значительную часть чиновников в городах и районах. Это вызовет хаос в местной власти, а кризис из экономического станет системным. Другой выход - опять губернатору просить в Москве денег на эти сомнительные цели.

Итог: там, где слишком долго воспевают «стабильность», при первом же испытании на прочность обнаруживаются блеф, коррупция и непрофессионализм. В такой ситуации никого не удивить пляшущими за деньги медведями: обиднее то, что вся остальная живность изнемогает в подтанцовке совершенно бесплатно, а зоопарк, как и прежде, планируется застроить доходными домами.

Александр Подопригора
 
domru.ru

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования