Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Незначительная облачность, туман, дым
-18 °C
  • Незначительная облачность, туман, дым
  • Ветер: ЮВ, 3 м/с
  • Давление: 778 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 84 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

На передовой у хирургического стола

 
04/09/2008 - 09:34

На операционный стол никто никогда не стремится, так и я до последнего была уверена, что у меня обострение гастрита, но не аппендицит. Когда же открыла глаза, уже в палате, оказалось, - жестоко ошибалась.

Я осваивалась в новом для меня социуме – в третьем хирургическом отделении первой городского клинической больницы. Общаясь с соседями по палате, убеждалась вновь, какой же маленький миллионный Челябинск, и с интересом наблюдала за работой спасателей жизней человеческих.

Они очень много работают. Почти все время на работе. Они бьются за здоровье, за жизни людей. И еще – они очень скромные.

Для меня этот «больничный этап» вообще стал неким перерождением, чисто в психологическом плане. Так совпало. Вместе с аппендиксом, хирурги, сами того не подозревая, удалили нечто очень ненужное, нечто очень мешающее мне жить. За это я им вдвойне благодарна. В этот день, 8.08.2008, все поголовно женились и выходили замуж, а я – возродилась!

Через несколько дней после операции я запросилась «на свободу», работа, учеба, да соседок по палате, с которыми я сдружилась, начинали выписывать… Однако пришлось набраться терпения – оказалось, наблюдала не только я, наблюдали за мной, точнее за состоянием моего здоровья.

В ночь перед «дембелем» я по-настоящему соприкоснулась с тем, что называется экстренной хирургией. Я увидела одну ночь, у них, хирургов, такая вся жизнь. Жизнь в борьбе за жизни других. Каждые сутки как на войне.

Мы с моими соседками собирались не спать последнюю ночь перед выпиской. Как загадали! Одна за одной к нам добавились три новеньких, все с аппендицитом. Я трижды заново и каждый раз по-разному пережила свое «до и после операции». Особенно тяжело – «после». За человеком, отходящим от наркоза, которого бьет озноб, который начинает чувствовать боль, которого одолевает жажда – но пить нельзя, очень больно наблюдать, и помогаешь ему, чем можешь.

В эту ночь в операционной оба стола постоянно были заняты. Несколько больных с аппендицитом различной остроты и четыре мужчины с ножевыми ранениями. От быстроты и правильности решений хирурга - в установке диагноза и определении, какому из больных более экстренно необходима операция – зависели жизни людей.

В эту ночь дежурил заведующий отделением Андрей Полтавский. Он то и дело спускался проверить своих подопечных с прооперированным аппендицитом и вновь спешил «на передовую».

Ближе к рассвету, отстояв жизни людей, хирурги смогли сомкнуть глаза, чтобы вскоре проснуться и начать традиционный обход больных и быть готовыми в любой момент вновь оказаться за операционным столом.

А я так и не уснула. Слишком много впечатлений. Для меня – слишком.

Через несколько дней я вернулась в третье хирургическое отделение. Мне было необходимо продолжить знакомство с этой достойнейшей профессией «хирург», хирург экстренного отделения.

Андрей Полтавский приоткрыл мне «экстренную хирургию».

- Есть очень неплохая книга американских авторов «Секреты хирургии», здесь освещены очень актуальные вопросы хирургии, самое интересное, что они здесь пишут – ответ на вопрос «какая проблема в медицине самая сложная»? И ответ один – «острый» живот.

Мы с этой проблемой работаем все время. Оказываем экстренную хирургическую помощь больным с острой хирургической патологией органов брюшной полости, а также с травмами органов брюшной полости. Это острый аппендицит, острый холецистит, панкреатит, острая кишечная непроходимость, повреждение органов брюшной полости, желудочно-кишечные кровотечения и другие хирургические патологии.

Массовость

- Наше поле деятельности - Центральный, Советский районы полностью, все близлежащие поселки - Исаково, Новосинеглазово, Смолино, Шершни, а последние четыре года мы обслуживаем также Калининский район (ЧГРЭС) и часть Курчатовского района. С присоединением этих районов у нас резко возросло количество работы и количество летальных исходов, потому что районы очень тяжелые, по контингенту и по возрасту. Оттуда очень часто привозят запущенных возрастных больных, с тяжелой соматической патологией.

Бывает, поступает до десяти-пятнадцати человек в день, или даже не за сутки, а за ночное дежурство, с самой различной патологией.

Основная проблема при массовом поступлении больных – разобраться с диагнозом и решить вопрос о необходимости операции.

Донорство

- Больные, поступающие в тяжелом состоянии – с кровотечениями, с травмами – требуют, кроме срочной операции по спасению жизни, еще и переливания крови. Последнее время донорство утратило свою популярность и престижность. И не всегда в нашей больнице кровь есть в наличии, тогда приходится обращаться за помощью на областную станцию переливания крови.

Здесь все основывается на сознательности людей. Человек, который сдает кровь, он просто хочет кому-то помочь, он даже не знает, кому достанется его кровь. Может быть, ребенку, а может быть, бомжу с кровотечением или жуткому пьянице.

Контингент

Алкоголики

- Проблема алкоголизма приобрела угрожающие размеры. Заболеваний и травм, связанных с алкоголизмом, такое громадное число! К ним в последнее время относятся желудочно-кишечные кровотечения, возникающих на фоне пагубного пристрастия к алкоголю, на фоне длительных запоев у больных очень часто возникает алкогольная интоксикация, алкогольные гастриты, алкогольные панкреатиты. В реанимации у нас постоянно находится несколько таких больных.

Алкоголизм влечет за собой еще одну проблему - ножевые ранения, огнестрельные ранения, травмы, полученные в состоянии алкогольного опьянения в ДТП. Их количество не поддается никакому осмыслению! Если раньше о ножевых и огнестрельных ранениях мы читали только в книгах и в учебниках о военно-полевой хирургии, а в реальности это были случайные ранения на охоте, то в последние восемь-десять лет операции таких больных стали рядовыми.

Так, месяц назад к нам поступил парень с тяжелейшим огнестрельным повреждением кишки. Он просто шел по парку имени Пушкина в то время, как какие-то пьяные устроили пальбу. Парня мы спасли.

День города, Новый Год, День пограничника, День ВДВ… Хирурги отлично знают эти праздники. Эти дни для нас каторжный труд. Это несколько дней подряд массовое поступление больных в состоянии жуткого алкогольного опьянения - с тяжелыми панкреатитами, ранениями… Довелось мне однажды в праздники дежурить - всю ночь оперировать на двух столах - одни ранения. При этом больной с обычной прободной язвой лежал у нас в предоперационной несколько часов, нам просто негде было его оперировать. Выжили, слава Богу все, но так бывает не всегда.

ВИЧ-инфицированные и носители гепатита С

- Операции ВИЧ-инфицированных и носителей гепатита С сегодня также рядовые. Сложность в том, что не все такие больные сообщают врачам о своих недугах, кто-то намеренно, возможно опасаясь, что врачи откажутся оперировать, кто-то попросту сам не знает об этом.

Мы никогда не знаем, чем рискуем. Приходится работать, исходя из того, что каждый больной может оказаться ВИЧ-инфицированным или носителем гепатита С. Иногда больного привозят в бессознательном состоянии, иногда он просто неадекватен, потому что находится в наркотическом или в алкогольном опьянении. Потом это выясняется - либо после операции, либо когда больной выписывается – приходят результаты анализов. Когда случаются такие аварийные ситуации, через три месяца мы сдаем анализ крови. Пока, слава Богу, все было в порядке.

Мы оперируем всех больных, вне зависимости от того, ВИЧ-инфицированный он или нет, носитель гепатита С он или нет. Хочется, чтобы и больные, которые обращаются к врачу за помощью, думали о безопасности врача и других больных. Так хирург осознанно будет принимать меры предосторожности, будет знать, что он рискует. Для ВИЧ-инфицированного берется отдельный наркозный аппарат, используются специально отведенная операционная, хирургические костюмы, которые меньше промокают, чем остальные, специальные перчатки.

Люди пожилого возраста

- Увеличилось в последнее время и количество больных пожилого, старческого возраста. У нас говорят, что продолжительность жизни в стране не высокая, а мы как ни странно встречаемся с больными, которым далеко за 70-80 лет, а иногда даже за 90 лет.

Часто они поступают с острыми хирургическими заболеваниями, к сожалению, процент летальных исходов в таком возрасте высокий.

Гастарбайтеры

- У нас в отделении 55 коек, из них стабильно пять-шесть занято больными из «союзных» республик. Они работают здесь на тяжелых работах и при этом очень плохо питаются. У них очень часто встречается прободная язва, и лечатся они вообще никак.

С ними же связана другая проблема – как правило, нет медицинской страховки. В таких случаях больной или его работодатель должны оплатить лечение, начиная с третьего дня пребывания в стационаре. К сожалению, работодатели отказываются оплачивать лечение, а больные по своему экономическому положению не в состоянии сделать это самостоятельно. Такие больные, как правило, лечатся бесплатно. У врача просто врачебная совесть не позволяет его недолеченого выписать и выгнать на улицу, прооперированного, со швами, нуждающегося в перевязках, наблюдении хирурга. Экстренный больной до самой выписки остается экстренным.

«Болезнь военного времени»

- Всегда считалось, и в литературе писали о том, что прободные язвы, заворот кишок возникают, когда идет война. Но, как ни странно, сегодня так называемая «болезнь военного времени» часто проявляет себя. Если взять отчеты за последние годы, прослеживается абсолютно четкая тенденция роста панкреатита, прободной язвы, кишечной непроходмости. Раньше за год оперировалось всего несколько прободных язв, сейчас бывает за сутки проводятся две-три такие операции.

Еще несколько новых тенденций

- Если раньше хирургическое отделение занималось привычными хирургическими заболеваниями – холецистит, аппендицит, кишечная непроходимость, то сейчас профиль болезней несколько меняется. Очень много, по сравнению с предыдущими годами, тяжелых панкреатитов, с высокой смертностью, очень много стало прободных язв, тяжелых кишечных непроходимостей, очень много онкологических заболеваний, причем к нам такие больные поступают в экстренном порядке, как правило, когда запущенный процесс.

Диспансеризация

- Для того, чтобы снизить летальность и улучшить качество операций, больные должны обращаться за помощью к врачам вовремя. У нас с этим дело обстоит плохо. Население большей частью безграмотно, не знает, какие симптомы должны вызывать тревогу. Плюс с распадом Советского Союза практически полностью развалилась диспансеризация. Государство усиленно пытается ее восстановить, но пока, видимо, это получается недостаточно хорошо.

Хронический холецистит должен быть прооперирован в плановом порядке, грыжа – когда нет ущемления, язвенная болезнь должна быть просто медикаментозно пролечена, не надо дожидаться осложнений. А то, с чем поступают люди в экстренном порядке, – это острый холецистит, ущемленная грыжа, язвенные кровотечения, перфорация язвы.. – это все вовремя не пролеченные, вовремя не прооперированные в плановом порядке больные.

Кадры

- Сегодня нам катастрофически не хватает специалистов. Пожалуй, это связано с тяжестью работы и низкими заработными платами.

Оклад начинающего хирурга – четыре тысячи рублей. Этих денег хватает, чтобы только заплатить за квартиру, на что-то еще нужно содержать семью. У хирурга с высшей категорией – четыре тысячи триста- семьсот рублей. У меня вместе с категорией, со стажем, с кандидатской, с доплатой за заведывание отделением – пять с небольшим тысяч рублей. У меня самая большая зарплата среди хирургов нашего отделения.

Для того, чтобы хирургу как-то прокормить семью и заработать, он дежурит на ставку. Плюс при перевыполнении плана есть возможность получить небольшое расширение зоны, но это тоже доплаты небольшие.

Тяжелые больные, кроме хирургического вмешательства, требуют еще анестезиологической помощи и реанимационной. С кадрами в этих отделениях также сейчас плохо. Но хирургия без анестезиологии и реанимации просто не может существовать. Тех больных, которых мы оперируем, продолжают выхаживать в реанимации.

У нас в отделении по штату четыре врача хирурга и заведующий отделением, отделение заполнено. А вот в отделении анестезиологии и реанимации специалистов не хватает. Связано это с низкими зарплатами и низким престижем профессии. Если хирурги еще идут работать, на своем энтузиазме, с желанием, наверно, какой-то романтики, экстрима в работе, то в анестезиологии и реанимации, видимо, и этого уже нет. Для того, чтобы работать реаниматологом или анестезиологом, человек должен семь лет учиться в институте, потом пройти двухгодичную ординатуру, только после этого он может приступить к работе.

Будущие кадры

- На счет системы образования судить не могу. Но с каждым годом интерны, которые приходят к нам в больницу, все слабее и слабее. Единицы приходят достаточно подготовленные и с желанием работать.

Когда мы учились, шестой год обучения у нас была субординатура по выбранной специальности. Те, кто хотели стать хирургами, целенаправленно весь год занимались только хирургией и в интернатуру приходили достаточно подготовленными, могли спокойно ассистировать на операциях, мелкие операции делать сами.

Сейчас субординатура отменена, шестой курс они занимаются повторением материала, пройденным за предыдущие пять лет. В итоге к прохождению интернатуры они, как правило, не готовы. Для того, чтобы стать специалистом, одной ординатуры недостаточно, и тот, кто хочет все-таки работать хирургом, проходит сначала клиническую интернатуру, клиническую ординатуру двухгодичную. И только после этого они в состоянии полноценно работать хирургами. Не каждый человек согласен восемь-девять лет отдать учебе, чтобы потом работать за сомнительную зарплату.

15 лет назад наш начмед по хирургии, он же по совместительству главный хирург города предложил дополнительно оплачивать работу хирурга в операционной. Тогда в Челябинске и в ряде других городов попытались этот метод внедрить. Однако через несколько месяцев работы все сошло на нет, и больше к этому вопросу никогда не возвращались. Сейчас он пытается на уровне городской администрации снова внедрить этот метод. Но пока безуспешно.

Оборудование

- Современного оборудования недостаточно, но начали появляться отдельные позиции.

Кое-что поступает по нацпроекту «Здоровье». Так, поступило оборудование для рентгенологической службы, аппарат ультразвуковой диагностики. Пока это касается только лабораторной, вспомогательных служб.

Решился долгожданный вопрос с рентгеноскопией в хирургии. Раньше, чтобы сделать рентгеноскопию - рядовое рентгеноскопическое исследование, – мы вынуждены были отправлять больных в соседний, терапевтический, корпус.

Также ожидаем современный ультразвуковой скальпель, аппарат для реинфуззии крови во время больших операций или для больных с тяжелой кровопотерей.

В ближайший месяц будет установлен аппарат ультразвуковой диагностики экспертного класса.

Областной и городской бюджеты выделяют средства на ремонт больницы. Очень хороший ремонт провели в операционном блоке. Теперь у нас, пожалуй, самая современная операционная в городе.

Если говорить в целом о больнице, то недавно закончили ремонт отделения гнойной хирургии, двух гинекологий, детской гастроэнтерологии.

На очереди – весь хирургический корпус, в том числе и отделение экстренной хирургии, а также некоторые этажи поликлиники.

Общественное мнение – искаженное восприятие

- Очень приятно было смотреть награждение медиков в День медицинского работника. Среди них был и челябинец, завкафедрой нашей медицинской академии. Радостно, когда рассказывают о достижениях врачей. Но почему-то это крайне редко бывает.

В основном, рассказывают о врачебных ошибках, о смертельных случаях, о случаях вымогательства денег, о том, что врачи выдумывают какие-то диагнозы, от которых потом долго и безуспешно лечат больных, пытаясь назначить массу исследований. Конечно, такое бывает. К нам нередко приходят больные из частных клиник, где им поставили непонятные диагнозы, непонятно, что им там делали. Но с другой стороны, почему бы человеку не придти в обычную государственную клинику, где у врачей нет заинтересованности назначать ненужные, бессмысленные обследования. Платят деньги за сомнительные условия, вместо того чтобы пойти в обычную государственную и получить нормальную квалифицированную помощь.

Государственная политика. Общественное сознание. Почему бы государству и СМИ не повлиять на общественное мнение в нужном направлении? Для меня это не понятно.

Видимо, психология человеческая такова - человеку приятнее услышать что-нибудь плохое, что-нибудь эдакое.

И еще - в обществе утвердился образ пьяного доктора. Если действительно пьяный врач осматривает больного, то это позор, кошмар. Я абсолютно согласен. Но почему-то в то же время в народе считается нормальным приехать к врачу в состоянии крайнего алкогольного опьянения.

Многие люди, которые попадают к нам в отделение, видя нашу работу изнутри, говорят, что в корне поменяли свое отношение к работе медиков.

Нашу беседу Андрей Полтавский прерывал звонками в операционную, проверял, не освободился ли стол для его экстренного больного.

Уже в школе этот человек знал, что станет хирургом, никем другим он себя не мыслил. Окончив Челябинскую государственную медицинскую академию, с 1990 года Андрей Полтавский трудится в ГБН номер один, от санитара он дошел до заведующего отделением. Без отрыва от работы защитил кандидатскую диссертацию. Жена Анна Владимировна – заведующая отделением детской хирургии ГКБ номер один, продолжательница медицинской династии Владимира и Нины Беляковых.

- Андрей Николаевич, вы, наверное, в больнице большую часть жизни проводите? - спрашиваю напоследок.

- Как же они без меня - отвечает.И в этой фразе весь он, настоящий врач, Хирург, человек, пришедший в профессию по призванию.

Кстати, больнице, в которой всю жизнь работает Андрей Полтавский, 10 октября исполнится 180 лет.

Анастасия Татаринцева
 

Отличное отделение и отличные врачи! Огромное им всем спасибо!

Знаю, читал!!!

Правильный Вы Человек, Анастасия!

domru.ru

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования