Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Рассеянные облака, туман
-12 °C
  • Рассеянные облака, туман
  • Ветер: В, 1 м/с
  • Давление: 775 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 78 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

Наш Насер

 
18/05/2009 - 09:23

Скандал с отставкой вице-мэра Челябинска по финансам Олега Слинькова, которая то ли состоялась, то ли еще нет, много говорит о процессах, происходящих нынче «под ковром» главных кабинетов городской власти.
Когда после мартовских выборов пресса трубила о «тотальной» победе и «усилении позиций Юревича», во внимание не принимались соображения о самоубийственном характер подобных «побед». На самом деле, невозможно одним и тем же инструментом успешно делать очень разные вещи – про микроскоп и гвозди всем вроде понятно, но заколачивание бабок самоуправлением примерно из той же оперы. Михаил Юревич попытался организовать муниципалитет по принципу личной, доказавшей эффективность в совсем иных проектах пиар-команды и бизнес-группы. Однако ждать сплоченности, преданности и эффективности от пестрого сборища персонажей, пришедших в городскую власть под желто-красными знаменами исключительно для решения личных проблем, бессмысленно. Эта конструкция быстро расползается и погребает под собой строителей.
Если по Марксу, срабатывает все то же противоречие между общественным характером производства и совсем уж частной формой присвоения материальных благ. В публичной политике и местном самоуправлении отношения строятся по другим принципам, но и во имя иных целей, нежели извлечение прибыли. Говорить об этом применительно к героям наших публикаций неуместно. Поэтому скандал со Слиньковым и хоккеем – лишь первая большая ласточка (о второй – Карликанове и уплотнительной застройке – ниже.
1.
В «хоккейном деле» главного финансиста мэрии Слинькова есть очевидные неувязки и странное вранье. Ведь он перечислил со счетов мэрии четыре месяца сидящему без зарплаты «Трактору» (при том, что «опекают» клуб все – от мэра до первого вице-губернатора: но ведь новые выборы еще не скоро!) в счет будущей финансовой поддержки области 104 миллиона рублей еще в апреле. Сделал он это, по версии осведомленных источников, выполняя убедительную просьбу председателя Думы Челябинска и своего друга Бориса Видгофа без ведома Михаила Юревича, чем вызвал неописуемый гнев мэра. Ведь последний категорически запретил подчиненным распоряжаться без его санкции даже жалкими ста тысячами и, несмотря на принятый Думой бюджет города, все платежи идут сейчас по месячным реестрам. А тут 100 миллионов мимо просвистело!..
Заявление об уходе Слиньков подал уже 29 апреля. На следующий день на приеме у Юревича были Комяков и Видгоф, пытаясь сгладить неприятность. Но уже на большом праздничном сборе в Эмиратах (где ж еще?) окончательное решение об отставке финансиста было принято.
Однако уже после того, как 12 мая выяснилось, что областная администрация намерена перечислить «Трактору» лишь 75 миллионов, представители мэрии продолжали утверждать через СМИ, что «в соответствии с устными договоренностями, достигнутыми на оперативном совещании у губернатора, деньги в полном объеме будут направлены "Трактору". Деньги на тот момент уже давно должны были быть на счетах «Трактора» и даже большей частью потрачены (по данным за прошлый год фонд зарплаты «Трактора» за игровой сезон составил 197 миллионов рублей, то есть «средний» хоккеист получал примерно 876 тысяч рублей в месяц).
Вот здесь и возникает пара вопросов, которые, возможно, придется прояснять при помощи правоохранительных органов. Были ли эти 104 миллиона на момент вышеуказанных заявлений высокопоставленных чиновников мэрии уже на счете «Трактора»? Если да, то зачем скрывать время их отправки с бюджетных счетов города в клуб? Если нет, то куда они на самом деле пошли до того, как попасть в «Трактор»? Почему молчит по поводу этих денег руководство клуба?
Это вопросы, касающиеся возможной коррупционной составляющей скандала. Хотелось бы, чтобы после тщательной проверки выяснилось, что опасения беспочвенны – хотя мы знаем, что спортклубы с их двойными и тройными бухгалтериями, дивным сочетанием бюджетного и спонсорского финансирования часто бывают инструментами разного рода «отмывочных» схем, а первое, что сделал сам Юревич, придя к власти в городе – это тотальная проверка «Трактора» силами ОБЭП и контрольно-счетной палаты. Тогда был выявлен весь полагающийся «букет»: факты «недобросовестного ведения хозяйственной деятельности, учета и расходования денежных средств», «значительные нарушения ведения бухгалтерской отчетности по основным и материальным средствам, явное и необоснованное завышение заработной платы сотрудникам, а также оказание помощи сторонним организациям», «нецелевое использование средств» и т.д. Руководство сменили, скандал замяли, клуб с учетом политических дивидендов взял под свое крыло новый мэр, но изменилось ли что-либо по существу?
Еще более существенен в «хоккейном деле» политический аспект. То, что отношения между Б.Видгфом и М.Юревичем недолго будут оставаться безоблачными и вскоре перерастут в откровенное соперничество за влияние и деньги, было неясно лишь сильно наивным людям, свято верившим в то, что по итогам мартовских выборов в Челябинске сформирован монолит власти, контролируемый главой города. На самом деле Юревич, как и прежде, рассчитывает лишь на свою личную «старую гвардию» и Сергея Давыдова. Они же и являются настоящими хозяевами города. Этим весьма недовольны те, кто пришел в Думу, потратив немалые личные деньги и ощущая за собой поддержку влиятельных людей областного и даже федерального уровня. Роль обслуги клана Юревича их больше не устраивает и у них появился свой лидер от «партии власти» - Борис Видгоф. А то, что в Думе Челябинска напрочь отсутствует политическая оппозиция, не от большого ума хирургически оттуда удаленная, делает конкретные схватки «чисто за деньги» еще более жестокими.
Публичное «устранение» Олега Слинькова, человека из команды мэра, но при этом еще более близкого Видгофу, в этом контексте совершенно неизбежно. В тот момент, когда разномастная стая, которую впустили в Думу соратники мэра, увидит, что можно без спроса брать в казне сотни миллионов и отправлять их куда друг попросит, она вмиг разорвет Юревича вместе с городской кубышкой. При этом мэр хорошо знает влиятельных людей, которые давно ждут этого момента и эффектно помогут его окружению сменить хозяина.
Именно поэтому на пост Слинькова сейчас рассматриваются такие кандидатуры, как С.Комяков и Д.Довженко. В мэрии больше не должно быть главного финансиста – нужен главный кассир. Именно поэтому весьма возможен кто-то еще, неизвестный публике человек без лица и биографии. Дело это рисковое, парень нужен отчаянный: судьба бывших вице-мэров Челябинска пока незавидна. Жан Мезенцев мог бы многое сказать на эту тему.
2.
Соратники все больше досаждают челябинскому мэру – удары сыплются от ранее весьма близких. Не успел Михаил Юревич шумно объявить об очередном походе на уплотнительную и торгово-офисную застройку «исторического центра», как один из его соратников и бизнес-партнеров первый заместитель председателя областного Заксобрания Юрий Карликанов направил прокурору области А.Войтовичу и вице-губернатору В.Дятлову письма, в которых прямо обвинил саму мэрию именно в этих грехах, причем в выражениях партнер не стесняется.
Оттолкнулся Карликанов от затяжного конфликта с мэрией жильцов улицы Клары Цеткин. Дом номер 30 и соседние дома расположены непосредственно у одной из главных зон «исторического центра города» - напротив Алого поля, которые мэр лично обозначил как «неприкасаемые» для новой застройки и которые мэрия и близкие к ней коммерсанты в то же самое время активно пытаются «уплотнить». Элитными зданиями планируется застроить территорию, прилегающую к нескольким школам и учреждениями для слабовидящих, а также пустить оживленную трассу в нескольких метрах посреди тихого сейчас микрорайона старых домов.
Вице-спикер ЗСО прямо указал, что в подобных случаях уплотнительной застройки «заинтересованным лицом может быть только местная администрация». Карликанов справедливо замечает, что «интерес администрации формально не передавать собственникам зданий права на использование окружающего здание пространства состоит в том, что ситуация с невыделенными земельными участками сохраняет неопределенность, которая используется для сохранения поля административного вторжения на застроенную территорию путем ее уплотнения при использовании большого количества индивидуальных административных решений, которые повышают значимость обслуживающих этот процесс структур и способствуют их коррумпированности».
Сказано витиевато, особенно впечатляет бюрократическая метафора «поле административного вторжения», но смысл очевиден: городские чиновники вовсю используют уплотнительную застройку «исторического центра» в коррупционных целях – именно на это обращает внимание областной администрации и прокурора г-н Карликанов.
Именно администрация М.Юревича сделала «уплотнительную застройку» города массовой практикой – можно назвать еще ряд адресов: Российская 63а, Южная 4 и 4а, Захаренко 11а, Пограничная 32, Мамина 7, Рождественская 7 и 9 и так далее. Весьма близкие мэрии компании застроили элитными многоэтажками всю территорию, прилегающую к Свято-Симеоновскому собору, тихо сносятся исторические здания по улице Труда – куда уж дальше! А сквер возле «Киномакса», застраиваемый с санкции мэра офисной коробкой? А «свечка», втискиваемая возле Публичной библиотеки? А последние уродливые «вставки» на Володарского, возле педуниверситета, на улице Свободы, напротив железнодорожных касс, наконец – на площади Революции, прямо напротив мэрии, мэру - окна в окна?..
Забота Юревича об «историческом центре» Челябинска выглядит на этом фоне как минимум лицемерно.
Описывая реальные, а не мифические проблемы, создаваемые мэрией в жизни горожан, Юрий Карликанов акцентирует тот момент, что «многочисленные коллективные обращения жителей города Челябинска по поводу нарушения прав и законных интересов граждан при «уплотнительной застройке» «особенно участились после проведения последних выборов в Челябинскую городскую Думу», а поведение городских властей зампред ЗСО характеризует как «злоупотребления и превышение своих полномочий».
Карликанов говорит о «социальной напряженности» в городе, которую порождает такая политика местных властей, ведь «застройщики обычно включают дома уплотнительной застройки в общую сеть, что нередко провоцирует аварии и перебои с водо -тепло и электроснабжением всего микрорайона. Кроме того, строительство создает дополнительную нагрузку на социальную, транспортную и торговую инфраструктуру за счет увеличения числа жителей застраиваемой территории».
Юрий Карликанов обвиняет нынешние городские власти не только в бездействии и коррумпированности при массовом поощрении «уплотнительной застройки», но и фактически в заинтересованном давлении на судебную систему. «Иски жителей города в судебные органы чаще всего решаются в пользу администрации муниципального образования или бизнес структур, - сообщает он прокурору. – Челябинской городской Думой регулярно вносятся изменения в правила землепользования и застройки города, в том числе в микрорайоны с уже давно сформировавшейся застройкой».
Ну, а зачем еще, по-вашему, этих депутатов туда «избирали»?
3.
Интересный вопрос: что, глава города Михаил Юревич, картинно выступая перед телекамерами против уплотнительной застройки за неприкосновенность «исторического центра» города Челябинска, не знает о фактах, к которым его давний партнер Карликанов привлекает внимание губернатора и прокурора и которые были многократно описаны в обращениях горожан лично к мэру? Или эти его слова – очередной и уже бессмысленный от многократного использования пиар, единственная цель которого – прикрыть «административное вторжение» и захват «лакомого» участка у конкурента?
Мало для кого является секретом, что в основе внезапно проснувшееся любви г-на Юревича к реальным или мнимым памятникам истории и культуры Челябинска лежит принявшее характер навязчивой идеи стремление отобрать у компании «Монолит» давно согласованный участок под строительство офисного центра по улице Красной, возле отеля «Малахит».
Проблема состоит в том, что этот участок, окруженный архитектурными шедеврами эпохи позднего совка, очень сложно отнести к ценностям культуры, а во время обязательных перед началом строительства раскопок здесь нашли лишь осколки бутылки позапрошлого века. Сама же улица Красная знаменита в культурных летописях Челябинска главным образом тем, что именно здесь в конце 19 века утонула в грязи лошадь вместе с телегой.
Что же до настоящего отношения главы города к памятникам «исторического центра» Челябинска, то многие помнят, в каких уничижительных выражениях он отзывался о них год назад во время дискуссии на градсовете с директором государственного научно-производственного центра по охране исторического и культурного наследия Челябинской области Натальей Левашовой.
Ученая дама позволила себе заметить тогда мэру, что в результате строительства развязки Братьев Кашириных—Свободы—Российская ряд объектов историко-культурного наследия подвергаются опасности, фактически предусмотрен их снос. Под угрозой уничтожения оказалось место, где были убиты революционеры (согласитесь, в Челябинске не так много собственных мифов и героев, как к ним не относись - терпим же мы Цвиллинга рядом с Пушкиным: первый явно свой, а второй все-таки афрорусская звезда) - площадь Павших, а также несколько исторических зданий начала прошлого века: Красноармейская-60, Российская-151, Красноармейская-31, Российская-80. В ответ Юревич назвал памятники истории «двухэтажным прогнившим ветхоаварийным жильем» и пообещал их «легко снести». Образованный мэр даже вспомнил при этом Египет и строительство Асуанской плотины – вот точно так же, как переносили при Насере статуи фараонов, он пообещал перенести на новое место и саму «историческую» площадь Павших. В Тарасовку, наверное.
Именно это заявление было весьма органично для челябинского главы, как и его желание вернуть в коммерческий оборот участок по Красной - Труда. Кризис – не тетка, деньги на дорогах просто так уже не валяются (хотя запуск мэрией в СМИ темы массированного «качественного ямочного ремонта» - новый шедевр инновационного коммерческого освоения средств городского бюджета, о котором стоит поговорить отдельно).
Однако у главы города становится все меньше помощников в подобных делах, а бывшие соратники все старательнее осваивают новые формы эпистолярного жанра – заявления об уходе и обращения в прокуратуру. «Прошу Вас в соответствии с компетенцией применить меры прокурорского реагирования к администрации города Челябинска…» - так заканчивается признание депутата Карликанова прокурору области Войтовичу.
P/S. Возвращаясь к Рамзесу Великому, следует уточнить, что президент Насер храм Абу-Симбела не переносил, это сделали ООН и мировое сообщество. Любопытно в связи с этим, кто все-таки первым оценит градостроительные новации г-на Юревича: ЮНЕСКО или прокуратура?

Александр Подопригора
 
domru.ru

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования