Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Рассеянные облака, туман, дым
0 °C
  • Рассеянные облака, туман, дым
  • Ветер: В, 2 м/с
  • Давление: 770 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 100 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

Сергей Степашин: "Дешевле построить аквапарк, чем тюрьму"

 
04/09/2002 - 08:41

В Магнитогорске побывал председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин. Он принял участие в празднике Первого звонка в школе номер 62, посетил ряд социальных объектов.

Сергей Степашин выступил в передаче местной телекомпании "ТВ-ИН" "Актуальное интервью". Вместе с ним на злободневные вопросы отвечали депутат Госдумы РФ, председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников и генеральный директор ОАО "ММК" Виктор Рашников.

- Сергей Вадимович, вы были в январе у нас и обещали еще раз приехать, подчеркивая тогда неофициальный характер визита. Слово свое вы сдержали, после Дня металлурга приехали. Но кривотолков избежать относительно вашего визита вряд ли все-таки удастся, и поэтому вопрос - цель вашего визита и его программа?

Степашин:

Если обещал, надо обещание сдерживать. Мы тогда с Виктором Филипповичем договорились, что будет спортивная часть праздника, я люблю спорт: и футбол, и хоккей, поэтому, получив официальное приглашение на кубок Ромазана, с удовольствием приглашение принял. Во-вторых, очень важна четкая позиция и правительства, и государства в целом, когда решается - я не боюсь это произнести - судьба и города, и комбината. Счетная палата - один из инструментов власти. Вы знаете, мы проводили проверку и сделали очень серьезные выводы , касающиеся работы руководства ММК. Она действительно эффективна. Ну и в-третьих, я не скрываю этого, Магнитке в определенной степени повезло, что в Государственной Думе ее представляет Павел Владимирович Крашенинников. Это не только толковый депутат, умеющий работать, комитет, который он возглавляет - один из самых эффективных сегодня. Это мой товарищ, мой друг. Сегодня мы вместе открывали библиотеку, вместе побывали в его школе. Вот, собственно, мотивы приезда. Я второй раз в Магнитке, чисто по-человечески, очень приятно здесь быть: открытые, красивые люди. Иногда из Москвы нужно приезжать в глубинку России, чтобы соизмерить свои поступки с тем, что происходит в нашей стране.

- В сентябре начинается не только учебный год, но и политический сезон. Почему-то в нашей стране модно обсуждать различные кризисы, катаклизмы по осени. Какие у вас прогнозы? Может быть, в связи с тем, что этот год для металлургии проблемный, в первом квартале да и сейчас вопросы с внешними рынками не сняты. Какие тут перспективы?

Степашин:

Насчет перспектив металлургии, я думаю, Виктор Филиппович лучше скажет, чем я. А с точки зрения экономических прогнозов - тут гадать на кофейной гуще не приходится. Последние три года экономика страны устойчиво развивается, причем это не просто темпы роста после дефолта. Где-то к 2001 году были некие сценарии, при которых нашей стране предсказывали едва ли не аргентинский вариант. Мол, потенциал после кризиса 98-го года исчерпан, внутренних ресурсов и резервов нет, все зависит от нефти. Безусловно, внешнеэкономический фактор - нефтяной, сегодня влияет очень серьезно на бюджетную часть. Сейчас Счетная палата готовит заключение по бюджету 2003 года. Предстоит встреча с главой государства, буду информировать его о наших наработках. Но очень важно, что, начиная с середины 90-х годов, все-таки экономический рост в стране наметился. И, наверное, едва ли не в первую очередь это касается металлургии. И то, что сегодня Магнитка, я советским словом скажу - оно более привычное, является флагманом отечественной металлургии, - это факт. Вы знаете, не надо бояться тех проблем, которые существуют на внешних рынках. Это естественно. Мы готовимся к вступлению в ВТО. Кстати, во многом это позволит нам работать по-другому. Мне кажется, что крупные, эффективно работающие предприятия выдержат конкуренцию на рынке. И если не будут к нам применяться так называемые антидемпинговые меры, несколько придуманные, перспективы в этой части у нас высоки. Но есть и второй фактор, тоже обнадеживающий. Наконец-то стал оживать внутренний рынок. Нам все время говорят: дайте нам иностранного инвестора. Да не иностранный нам инвестор нужен. 20-30 миллиардов долларов из страны уходят ежегодно. Эти деньги могут работать здесь. С этим связаны освобождение от налогового бремени, проведение серьезной налоговой реформы - то, чем сегодня занимается и Государственная Дума вместе с президентом. Самая большая заслуга Путина в том, что ему удалось "продавить" целый пакет налоговых законодательств. Я согласен с Михаилом Касьяновым, который сказал, что нам не обязательно гоняться за так называемым профицитным бюджетом, не надо сковывать денежную массу, нужно дать возможность заработать нашей экономике, нашим предприятиям, это опять же через налоговые освобождения, это опять же через создание внутреннего инвестиционного климата. И в этой связи, мне кажется, опыт Магнитки весьма и весьма показателен.

- Виктор Филиппович, как вы оцениваете диалог металлургов с властью, насколько эффективным оказалось это взаимодействие?

Рашников:

Диалога добились - это уже большая победа, до этого эффективного диалога наладить не удавалось. Есть определенные решения по отмене экспортной пошлины. Были встречи с представителями Казахстана, Украины и тоже пошли определенные действия. Сегодня 50% всей продукции черных металлов идет на экспорт. Мы несколько расширим диапазон на внутреннем рынке. Но помогать нам в реализации продукции на внешнем рынке надо. Мы можем продавать - это уже доказали. За последние 10 лет прошли по всем рынкам мира.

- Павел Владимирович, насколько часто Думе приходится заниматься такими глобальными экономическими вопросами, как проблемы экспорта стали?

Крашенинников:

Экономикой, хотим мы этого или не хотим, занимаемся постоянно. Конкретно - от экспорта стали до конкретного товаропроизводителя. Мы принимаем нормативные акты. Вот вчера вступил в силу абсолютно глобальный акт. Это Арбитражно-процессуальный кодекс, который готовился долго, но перевернул позорную страницу нашей экономики и нашего права, когда по корпоративным спорам можно было обращаться и в суды общей юрисдикции, и в арбитражные суды. По одному и тому же делу, это было и на комбинате, можно было гражданину обращаться в суд общей юрисдикции куда-нибудь в Тьмутаракань, брать решения суда, и можно было идти по системе арбитражных судов и тоже иметь решения, и можно было по тому и по другому привлекать налоговую полицию, привлекать судебных приставов. К чему это приводило - вы все прекрасно видели и на примере Магнитки, и всей страны. Я не знаю более-менее крупного акционерного общества, где бы это все не происходило. Предприятия не работали, люди не получали зарплату, налоги не платились в бюджет, соответственно, бюджетники денег не получали, и так далее. Сейчас корпоративными спорами занимаются исключительно арбитражные суды.

- Виктор Филиппович, ММК - это не только производство, но и колоссальная социальная инфраструктура. Между тем, много говорится о том, что предприятия, акционерные общества должны заниматься своим делом, зарабатывать деньги. Какова в этой связи политика комбината, и как будут меняться традиционные, еще советские взаимоотношения: город - комбинат?

Рашников:

Мы действительно сегодня больше занимаемся промышленными проектами, но для себя приняли идеологию - не должны оставлять социальную сферу, потому что ее сегодня восполнить просто некому. Комбинату требуются квалифицированные люди, которые должны иметь образование, они должны быть здоровы и у них должны быть условия, чтобы оздоравливаться.

- Сергей Вадимович, я не случайно задал этот вопрос, наверняка вы в курсе дела. У нас активно обсуждается финансирование органов местного самоуправления, его роль в вертикали власти. Согласитесь, не вполне нормально, когда при строительстве любого социального объекта прежде всего смотрят на комбинат. Если он участвует, дело доводится до конца. Какие перспективы во взаимоотношениях? Я задаю вам вопрос как представителю исполнительной власти, может быть, даже как заместителю президента, который олицетворяет исполнительную власть.

Степашин:

Спасибо за новую должность. Владимир Владимирович даже не подозревает, что я у него заместителем работаю. Это будет главной сенсацией после приезда из Магнитки. Вопрос действительно очень хороший. Сегодня это главная проблема, если брать бюджет 2003 года и в целом бюджетную политику страны. По конституции распределение бюджетных ассигнований должно быть 50 на 50; 50 - в федеральный центр, 50 - остается в субъекте федерации, в том числе, в муниципалитетах. Сегодня, на мой взгляд, она, может быть, не совпадает с позицией правительства - прошел определенный перекос: федеральный центр все больше и больше так называемое, "бюджетное одеяло" тянет на себя. Наверное, это связано с тем, что, к сожалению, в кризисный период было много негатива (я был тогда министром внутренних дел), вы помните этот 98 год, эти огромные забастовки, перекрытие железных дорог, когда милиция вынуждена была заниматься совершенно не свойственной ей функцией. И, мне кажется, у власти сложилось впечатление, что, если экономический рычаг будет в Москве, мы всем сестрам по серьгам будем раздавать. На определенном политическом этапе это обоснованно. Сегодня нужно решать вопрос четко и конкретно: либо Москва берет всю бюджетную сферу на себя, в том числе заботится о содержании учителей и муниципальных милиционеров и не лукавит больше, либо надо выстраивать межбюджетные отношения при которых муниципальная власть могла бы иметь то, что она должна иметь, как это делается во всех цивилизованных странах. Я сторонник второго пути. Мы федеративное государство, это определено и конституцией, и историей нашего развития. Именно об этом, кстати, я буду говорить президенту и выступать на Совете Федерации. Но есть и второй момент: и я понимаю, каково бремя нагрузки на Магнитку в плане социальной сферы. Но ведь все зависит от счета. 15 миллионов стоит великолепный аквапарк, в котором я сегодня побывал. Тысячи людей ежедневно будут там поправлять здоровье. Вот Павел Владимирович сказал, что их комитет удовлетворен тем, сколько денег сегодня пошло на правоохранительную сферу, в том числе на ГУИ.

Крашенинников:

Это тюрьмы, для телезрителей скажи.

Степашин:

Поверьте мне, дешевле построить аквапарк, чем построить тюрьму. Дешевле, когда наши с вами дети будут здоровыми, будут заниматься спортом, - спортивные школы в Магнитке дают возможность развиваться и хоккею, и чему угодно, - чем если эти же дети потом будут наркоманами или сядут в тюрьму. Поэтому давайте считать немножко по-другому. И мне по-человечески импонирует позиция Рашникова и комбината. У человека социально защищенного производительность труда, - Виктор Филиппович согласится со мной, - намного выше, чем у того, кто не знает, куда он пойдет, на что будет жить, и когда у него, завтра или послезавтра, Чубайс будет отключать свет. В Магнитке, слава Богу, этого нет.

- Павел Владимирович, с точки зрения законодательства разграничение полномочий в местном самоуправлении, наверное, вообще поле непаханное, да?

Крашенинников:

- Мне кажется, есть такие силы, которые просто не хотят это поле пахать. Лучше отобрать: вместо 50 процентов взять 60 и сказать: посмотрите, как у нас все здорово, у нас бюджет увеличивается. Игра вот в такие "наперстки" у некоторых наших членов правительства, видимо, любимое занятие. И, конечно, я тут полностью поддерживаю Сергея Вадимовича: и этот бюджет, и последующий нужно все выстраивать по-другому. Должны быть соответствующие законодательные акты по межбюджетным отношениям. Нужно поддерживать тех, кто заботится о социальной сфере. Меня один олигарх недавно спросил: а куда там, на Магнитке, деньги вкладывают - в пенсионеров, в социалку, больницы строят, спортивные сооружения? Разве это акционеры понимают? - спросил меня этот олигарх. Очень известный человек, кстати. Я ему сказал, что нормальные акционеры понимают, тем более что основная часть акционеров как раз живет в Магнитогорске и трудится на комбинате. А вот если будут акционеры-варяги, которые живут не в Магнитке и не в России, то, конечно, акционеры этого понять не смогут - они просто будут "вытаскивать" эти деньги. Поэтому я еще раз хочу подчеркнуть, что наша задача, моя в частности, - попытаться довести до тех, кто проводит продажу госпакета акций ММК, чтобы они все-таки сочетали все интересы, а не только стремились пополнить бюджет.

- Политика государства в области денационализации понятна и логична, лучше работают частные предприятия. Но в Магнитогорске так сложилось, - может, это наследие социалистических времен, - боимся мы внешнего влияния: придет буржуй и что-то купит. Вот в этой связи, Виктор Филиппович, насколько серьезно скажется на наших внутренних делах продажа госпакета акций ММК? Есть ли у нас силы, способные инвестировать предприятие?

Рашников:

Принципиально мы сегодня в инвесторе каком-то постороннем не нуждаемся, готовы сами купить этот пакет. У нас сегодня хорошая репутация, серьезный имидж, и, значит, есть возможность взять кредит. Мы начинали кредиты брать под 20 процентов, сегодня подошли к тому, что кредиты нам дают менее чем под 5 процентов годовых. Только за последние 6 лет мы вложили в развитие комбината практически
1 миллиард 992 миллиона долларов. Обновили оборудование. Несмотря на свои 70 лет выглядим помоложе, чем многие родственные предприятия, И выпускаем продукцию мирового уровня. У нас была программа, которую расписали на 5 лет и выполнили, у нас есть следующая программа на 5 и на 10 лет, поэтому мы принципиально будем отстаивать возможность покупки пакета.

- Сергей Вадимович, видимо, и государство заинтересовано, чтобы в посторонние руки не ушел пакет? Как будет обеспечена объективность проведения торгов, у нас ведь торгуют по-разному в стране, в том числе и государственными пакетами?

Степашин:

Да, особенно в недавнем прошлом. Но я могу сказать о позиции Счетной палаты. У нас есть специальное аудиторское управление, которое занимается и постприватизационными, и, собственно, теперь уже предприватизационными аспектами. В частности, мы в свое время провели очень серьезную проверку, скажем, Оренбургской нефтяной компании "Онако", и первоначально один из "симпатичных" олигархов пытался купить эту компанию за 300 миллионов долларов. После нашей работы стоимость предприятия возросла до 1 миллиарда 118 миллионов долларов. Такую же работу мы проведем на Магнитке. Я могу сейчас об этом сказать совершенно официально, с тем, чтобы не было никаких спекулятивных разговоров, что непрозрачный тендер, неравные условия - все должно проводится в рамках закона. Вот у нас сидит законодатель, законы написали, а роль государства должна, знаете, в чем заключаться? В том, чтобы эти законы выполнялись всеми. И уж если есть принцип, провозглашенный Владимиром Владимировичем Путиным, равноудаленности, этот принцип должен касаться всех без исключения, это первое. Второе - от добра добра не ищут, - я высказываю личную точку зрения, не как представитель Счетной палаты. Есть хорошая команда, есть эффективно работающее предприятие, которое вкладывает оборотные средства в производство, о чем была речь сегодня, в развитие города... Мне кажется, что устраивать гонку и чехарду, которая внесет раздрай в работу комбината, ни к чему. Давайте говорить откровенно, ведь важны еще и мотивы - для чего человек приобретает пакет: то ли хочет (я прошу прощения за такое непарламентское слово) скрысятничать, то ли для того, чтобы комбинат действительно работал на успех нашей отрасли. Поэтому мне бы, честно говоря, хотелось пожелать удачи. Подчеркиваю: я выступаю здесь сейчас как гражданин России, не как должностное лицо. Желаю удачи нынешней команде. я своими глазами видел, как работает комбинат. и все цифровые показатели у меня тоже есть. Я помню и позицию нашего президента, который полтора года назад был здесь. Он, кстати, - надо отдать должное Владимиру Владимировичу, - поддержал вас, Виктор Филиппович, здорово. И третье: я думаю, что Павел Владимирович должен быть более "зубастым", хотя он позицию занимает здесь достаточно взвешенную. Очень бы не хотелось, чтобы в преддверии очень серьезных перемен или, точнее, процессов, которые будут проходить с продажей этих акций, различного рода государственные институты, особенно правоохранительные органы, не были задействованны недобросовестными людьми. Это самая большая проблема, когда пытаются использовать и милицию, и органы безопасности, иногда даже и Счетную палату через депутатские запросы в так называемых корпоративных разборках. Корпоративные разборки не должны ни в коей степени влиять на работу правоохранительных органов. Закон должен быть един для всех. Тогда и порядок будет в стране.

Материал подготовлен Управлением информации и общественных связей ОАО "ММК".
 

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования