Челябинск - новости города и Челябинской области

Об агентстве Контакты Реклама
Погода в Челябинске
Рассеянные облака, туман
-12 °C
  • Рассеянные облака, туман
  • Ветер: В, 1 м/с
  • Давление: 775 мм рт.ст.
  • Отн. Влажность: 78 %
Карта региона
 
Rambler's Top100
 

Владимир Шехтман: «В ближайшие месяцы я проведу в Челябинске 15 концертов»

 
Владимир Шехтман: «В ближайшие месяцы я проведу в Челябинске 15 концертов»
02/10/2008 - 09:34

Известная на весь мир одесская музыкальная школа имени Столярского в сентябре этого года отпраздновала свое 75-летие. Одним из немногих приехавших проведать ее выпускников и единственным, кто подарил одесситам в честь юбилея своей alma mater сольный концерт, стал знаменитый скрипач, ныне живущий в Челябинске, заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов Владимир Шехтман.

Владимир Аркадьевич закончил школу имени Столярского в 1958 году и до сих пор неразрывно связывает свой славный творческий путь с ней, с неотделимыми от ее истории именами Ойстраха, Мордковича.

Несмотря на напряженные отношения между Россией и Украиной, музыка остается вне политики: скрипача из России встретили со всей душой. О привезенных из Одессы впечатлениях от торжеств в честь юбилея великой школы, о ее удивительном основателе и наступивших для школы нелегких временах Владимир Шехтман рассказывает в интервью корреспонденту "Урал-пресс-информ".

– Владимир Аркадьевич, школа имени Столярского известна на весь мир, она выпустила сотни замечательных музыкантов, и вам тоже посчастливилось быть ее воспитанником. Что это школа дала именно вам?

– С этой школой у меня связано очень важное событие: я научился играть на скрипке по-настоящему, причем за один год, потому что ровно столько я проучился в этой школе, закончил там последний, 11 класс. Я перевелся туда из киевской школы имени Лысенко – это известный композитор, классик украинской музыки. Отец ради меня добился через партийные органы, чтобы его направили на работу не в Станислав, как сначала планировалось, а именно в Одессу. Потому что в Станиславе не было музыкальной десятилетки, а одесская школа имени Столярского уже стала известной.

Оказавшись в этой школе, я понял, что играю средне по сравнению с «коренными» учениками школы. Мой дядя, концертмейстер одесского симфонического оркестра, тоже скрипач, посоветовал выбрать из преподавателей либо Мордковича, либо Лембергского. Я почему-то подумал, что раз он назвал Мордковича первым, то я пойду именно к нему. Но меня определили к другому учителю: у Мордковича был перебор с учениками. Однако я договорился, что буду ходить к нему на занятия домой. Кстати, потом выяснилось, что Мордкович был стажером-скрипачом у моего деда в оперном театре. Мой дедушка был концертмейстером, главным альтистом в одесской опере. Получается, что мой дедушка учил Мордковича (это были еще 20-е годы), а Мордкович учил меня.

– Чтобы догнать других учеников школы, вы, наверно, кроме скрипки, ни о чем больше не думали?

- Я занимался как черт по 10-12 часов в день. Потому что, во-первых, это было мне интересно, я был способный человек и знал, что могу многого добиться. А во-вторых, я боялся, что не поступлю в консерваторию. А тогда поступить в консерваторию – это было все равно, что полететь на Луну. Потому что туда брали всего одного человека из всего выпуска. А заканчивало школу Столярского по классу скрипки человек десять, не говоря уже о том, что вся Украина могла поступать туда. То есть ситуация у меня была аховая. Именно поэтому я занимался так здорово, что до сих пор те, кто учился со мной, считают, что я поступил по блату. Потому что меня одного из всего выпуска взяли, а остальных – нет. Потом, правда, открылся новый факультет консерватории – музпед, в котором скрипка шла факультативно, и туда приняли тех, кто не поступил.

– То есть и вас бы ждала та же участь?

– Это в лучшем случае, а так меня могли в армию забрать.

– Значит, зачисление в консерваторию – это только ваша заслуга или больше вклад школы?

– За это я благодарен прежде всего, вере в меня моего профессора, ученика Столярского Мордковича. И, во-вторых, помогло то, что я так трудился. Кстати, за два дня до моего экзамена меня пригласил к себе мастер скрипичных инструментов Мочалов. Он сделал скрипку, назвал ее "Волгой", потому что считал, что у нее широкий звук, и собирался продать ее в Канаду. И он попросил меня поиграть на этой скрипке, а я предложил сыграть на ней на экзамене. У меня была плохая скрипка, но к ней я уже привык.

– То есть для вас это был риск?

– Конечно, большой риск. В «Волге» мензура была очень широкой. И, тем не менее, я сыграл на этом инструменте сначала на репетиции, а затем и на самом экзамене.

– А зачем, какая мотивация?

– Спорт, наверное. Чтобы показать, что могу играть на любой скрипке.

– Итак, школа Столярского стала для вас неким трамплином, как и для других ее выпускников. Много ли ее воспитанников собралось на 75-летии родной школы?

– К сожалению, нет. Потому что многих нет уже, 75 лет все-таки. Да еще если учесть, что прошли 90-е годы – годы провала, разрухи, в том числе в музыке и в учебе. Сейчас совсем другая жизнь, совсем другие люди, совсем другие дети. Их не интересует музыка, потому что все очень дорого и отсутствует стимул. Если раньше люди жили примерно одинаково, и, будучи музыкантом, ты все равно не заработал бы больше, чем другие. Но это был статус, слава. Сейчас же все выражается в деньгах. А скрипка денег не дает, только мизерные оклады: оркестранты получают три-четыре тысячи в месяц. Разве на эти деньги можно жить? Поэтому приходится иметь всевозможные халтуры, а это сказывается на качестве игры. Кто вышел из школы до 90-х годов либо устроились где-нибудь на Западе и сегодня уже забыли сюда дорогу, а те, кто в России, могли потерять профессию, потому что она не выгодна. Не знаю, как мне удалось ее сохранить, быть всегда в форме. Может быть потому, что в Израиле я играл на концертах, или потому, что дочка Божена у меня блестящая пианистка, которая мне аккомпанирует уже 20 лет. Так что я один из немногих, кто смог приехать на юбилей.

– Более того, вы подарили к юбилею школы сольный концерт…

– Да, но это был подарок судьбы и для меня тоже, потому что быть единственным выпускником, который дал сольный концерт на юбилее родной школы – это уже почет. Тем более что после этого концерта мне поступили новые предложения, в частности, в следующем году я выступлю в Одессе с сольным концертом, а затем, возможно, последует серия концертов по всей Украине.

– Расскажите о своем концерте в Одессе, кто вам помог в его подготовке?

– Мне создали все условия. На сцене филармонии я пять раз репетировал с дочкой. Руководство сделало афиши, организовало публику. Программа концерта была та же, что и на концерте в челябинском зале имени Прокопьева в прошлом году, с той только разницей, что я закончил концерт блестящим полонезом Венявского. После первого произведения я сделал маленькую паузу и сказал, обращаясь к залу, что учился у Мордковича, у гениального профессора, которого сегодня недооценивают. В 1989 году на своем концерте в Одессе я также посвятил ему несколько слов со сцены, тогда он был еще жив и присутствовал в зале, и публика устроила ему овацию. И вот теперь, много лет спустя, когда его уже нет, я опять сказал, как много он сделал для меня и мировой скрипичной школы. Он воспитал очень много замечательных скрипачей. После этих слов весь зал встал и почтил его память.

Потом я играл дуэт Шуберта, десятую сонату Бетховена, которую почти никто не играет. Во втором отделении я играл сонату и скерцо Брамса и полонез Венявского. А потом были бисы: вальс «Муки любви» Крейслера, «Размышление» Масснэ и синкопы Крейслера.

Меня приняли очень хорошо. И ведь я еще не рассказал самое волнительное: меня попросили провести мастер-класс в академии имени Неждановой, которая воспитала массу блистательных музыкантов. Я с удовольствием принял это предложение, после которого последовало еще более волнующее – стать преподавателем этой академии.

– И как вы на это смотрите?

– Я думаю, что это нереально. Надо менять гражданство, а это очень серьезно, особенно для моего возраста. Хотя жена моя очень хочет, тем более, что наша дочь тоже приглашена на работу и в академию, и в школу Столярского.

– Вы вернулись очень вдохновленным, какие творческие планы в Челябинске?

– В ближайшие три месяца я планирую провести в Челябинске 15 концертов. Я буду играть две программы: одну для молодежи, другую – для людей старшего поколения. Программа уже готова. Также я буду продолжать свои проекты для средних школ и детсадиков.

– Что касается школы имени Столярского, по вашему мнению, что ее ждет?

– Я надеюсь, что школа окажется в лучшем положении, чем сейчас. Украина – такое государство, которому далеко до стабильности. Все это отражается на музыкальном воспитании молодого поколения.

– Но дух Столярского еще витает в школе?

– Да, если сравнивать с другими школами, то здесь по-прежнему готовят музыкантов основательно, всесторонне, с глубоким подходом к музыкальному делу. Выпускников этой школы можно узнать сразу по манере игры, по тому, как они держат скрипку, смычок…

– А каким он был, Петр Столярский?

– В силу своего возраста, я не был с ним знаком, но знаю, что он был очень ласков с детьми, у него был педагогический дар. Несмотря на авторитет, в нем отсутствовали холодность, высокомерие. Вообще, в то время Одесса собрала со всего мира людей разной национальности. Тут жили и русские, и украинцы, и греки, и евреи, и татары, и армяне, и другие народы. И они умели вместе жить. Там были, конечно, эксцессы, но дух каждой нации, в основном, проявлялся свободно. И вот Столярский проявлял такой чисто еврейский дух, связанный с необычным юмором. Он был как бы человек из «местечка». «Местечко» – это такие маленькие деревеньки, где все друг друга знают. Его характер был именно такой. Со своими маленьким учениками он был как папа или добрый дедушка. Это и создавало ту ауру, которая сохранилась в школе имени Столярского по сей день. Не даром он говорил «школа имени мене» – он вообще своеобразно говорил по-русски…

– Торжественное собрание в одесской филармонии проходило не только в честь 75-летия школы, но и в связи со 100-летием со дня рождения Ойстраха. Что для вас значит это имя?

– Ойстраха я считаю своим учителем, потому что, во-первых, он выпускник школы Столярского, во-вторых, он друг Мордковича, тоже ученика Столярского, который меня воспитал, и, в-третьих, что самое, может быть, главное, я учился в аспирантуре в Киевской академии у замечательной ученицы Ойстраха, профессора Ольги Пархоменко, которую он считал лучшей своей выпускницей.
Моя бабушка была подругой жены Столярского. И маленький Ойстрах ходил с ними на базар и помогал нести сумки с продуктами. Когда я поступал в аспирантуру к Ойстраху в московской консерватории, я не знал этой истории. Но если бы знал, то обязательно рассказал бы ее Ойстраху, тогда, думаю, он бы точно взял меня к себе в класс, несмотря на то, что у него не было мест.

А теперь в одесских газетах меня называют "творческим внуком" Ойстраха, потому что моя игра и моя биография неразрывно связаны с Ойстрахом и школой Столярского.

Послесловие:

Лариса Алексеевна, супруга Владимира Шехтмана, присутствовавшая на его концерте в Одессе, назвала это выступление его "лебединой песней", но не в смысле, что она последняя, а в смысле, что она стала самой высокой точкой в судьбе музыканта. "Его мастерство, несмотря на возраст, растет день ото дня, год от года. Наверно, в такой великолепной форме ему помогает быть стремление к совершенству и творческий союз с дочерью", – поделилась она.

Евгения Шевченко

Фото

Владимир Шехтман: «В ближайшие месяцы я проведу в Челябинске 15 концертов»
Владимир Шехтман: «В ближайшие месяцы я проведу в Челябинске 15 концертов»
Владимир Шехтман: «В ближайшие месяцы я проведу в Челябинске 15 концертов»
 
domru.ru

Главное

 

Читайте новости:

 

© 2016
Сайт разработан
andribas

© 1997-2016 Региональное информационно-аналитическое независимое агентство "Урал-пресс-информ"
Эл №ФС77-52356 от 22.12.2012г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Адрес редакции: г. Челябинск, ул. Монакова, д. 33, офис 2
Телефоны: (351) 237-29-26, 260-51-33, 237-15-35. Email: maineditor@uralpress.ru
По вопросам рекламы обращаться: rek@uralpress.ru

При использовании информационных материалов агентства обязательно наличие активной гипертекстовой ссылки не закрытой от поисковых систем.

Редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если такая информация содержится в комментариях читателей.

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования