Страницы истории
24 Января 2019 12:18
Комментировать

Как степи Южного Урала оказались в центре геополитики

От «горячей точки» - к «опорному краю державы». Так можно охарактеризовать впечатление от книг историка разведки уральского краеведа  Анатолия Шалагина.

Действия в его книгах строятся на событиях, связанных с Оренбургской пограничной комиссией. Не всем известно сегодня, но в 30-40-е годы XIX века степи Южного Урала были самой горячей точкой на российском пограничье. Интересы России столкнулись с интересами Британской империи. И эпицентром такого противостояния стала степь и  среднеазиатские ханства. Вот поэтому Оренбургская губерния и Южный Урал оказались в центре геополитики.

Повод для разговора – новая книга автора, ставшая продолжением, вышедшей два года назад повести «Горящие свечи саксаула».

«Повесть «Караван уходит в Чиру» – о добровольном вхождении казахских жузов в состав России и походах русской армии в Среднюю Азию, - говорит Анатолий Шалагин. - Не секрет, что сейчас те события нередко называют колонизацией и экспансией. И не только, кстати, у наших «соседей». Считал и считаю, что делается очередная попытка переписать историю, - говорит литератор. - Если отбросить все эмоции и обратиться к документам,  хранящимся не только в России, то к середине XIX века между русскими пограничными линиями существовала  брешь порядка 800 верст».

Это были территории, никак не контролируемые, куда проникали южные племена, настроенные весьма агрессивно. Вырезались целые аулы, включая стариков и детей.

Тогда некоторые казахские роды вообще стояли на грани выживания. К этому следует добавить и процветающую в среднеазиатских ханствах работорговлю. И невольниками, которыми торговали на рынках Хивы или Бухары, были не абстрактные люди, а подданные Российской империи. И их были тысячи. 

К этому добавлю, что нередко за кровопролитными нападениями на русские владения стояли англичане. Словом, шла не просто колонизация, а была война. Пусть и не такая явная. Если говорить о современных оценках тех событий, то, повторюсь, не следует поддаваться эмоциям, а нужно изучать конкретные архивные документы. А они, между прочим, свидетельствуют о том, что приход русских тогда воспринимался как освобождение от многолетней тирании.

Даже в наши дни без волнения  трудно читать в документах, как бежали освобожденные за русскими солдатами и казаками и пытались поцеловать в знак благодарности их сапоги. Такое ведь не придумывается…

Россия в те годы была занята другими делами в Европе. Этим не без успеха пользовалась Великобритания, решая свои геополитические задачи.

Англичанам очень не хотелось допустить роста влияния России в Средней Азии, им нужен был выход к Каспию с его ресурсами. И, конечно же, Лондон интересовался Южным Уралом…

Иллюстрации: рисунки Ч.Валиханова

- Анатолий Владимирович, оказывается, Южный Урал в XIX веке был тем местом, где переплетались геополитические интересы крупнейших держав того времени, России и Великобритании.

А что Англию тут привлекало?

- Многое. Однажды при прохождении торговым караваном таможенного контроля среди товаров были обнаружены с виду обычные камни. Потом выяснилось, что это образцы железной руды с горы Магнитной. Мало того, были найдены бумаги с точными координатами железорудного месторождения. Расследование показало, что руда предназначалась англичанам, ждавшим этот груз в Ташкенте.  Довольно часто на Южном Урале выявлялась английская агентура, собиравшая сведения о гарнизонах и укреплениях. Словом, интерес был.

- Какие открытия ждут читателей в новой вашей книге?

- На Южном Урале, в то время в Оренбургской губернии, в середине девятнадцатого века формировалась специальная агентурная группа подростков, которым предстояло проникнуть вглубь среднеазиатских ханств, осесть там и поставлять стратегическую информацию в Оренбург.

В документах эта группа называлась «пастырями». Сколько их было в реальности, я не знаю. Мне удалось узнать о шестерых. Почти все они погибли на чужбине и были похоронены под чужими именами за тридевять земель от родины.

Интересной, наверное, будет и история, приключившаяся в деревне Колотовка. Она реально имела место быть и наделала много шума не только в Троицком уезде, но и во всей Оренбургской губернии.

А произошло вот что. До Троицка дошла молва, что колотовцы чем-то так сильно напуганы, что даже перестали выходить на поля. Типа изба по ночам горит, а не сгорает. Как такое возможно? Не иначе – нечистая сила поселилась в этой избе. Отправили в деревню специальную комиссию, казаков снарядили. Думали, что это беглые каторжники там прячутся. А каторжники сами со страху стороной ту деревню стали обходить.

В общем, разобрались. Оказалось все просто и из разряда нарочно не придумаешь. Забулдыга по ночам самогон глушил, ну и зажигал лучину. Луч света, проходя через бутыль, бросал блики на ту избу, и казалось, что она реально изнутри горит... Сейчас часто проезжаю через ту Колотовку,  я  представляю, как это тут все происходило много лет назад.

- Какие открытия о России и ее спецслужбах вы сделали для себя сами, работая над новой книгой?

- История «пастырей» меня просто восхитила. Причем, подвиг этих подростков был тайным для их родителей. Они работали «в поле», как говорят в разведке, не год и не два. Например, герой книги Мафусаил провел в Бухаре 20 лет.

Стоит сказать о более глубоком познании эпохи министра иностранных дел Александра Михайловича Горчакова. Это была настоящая глыба в истории России. К сожалению, о нем не так уж часто вспоминают.

Но именно он когда-то сказал: «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается». Актуальна фраза и сегодня. Горчаков многое сделал для величия России.

- Анатолий Владимирович, поднимаемые вами «пласты» истории интересны современному читателю? И насколько все это актуально?

 - Не скажу, что история интересна всем. Многие полагают, что и без нее можно прожить. Конечно, можно. Вопрос – как? За последние годы нам втемяшивается другая история – о многом вообще не говорится, а если и говорится, то, мягко говоря, лукаво. Потом мы удивляемся тем событиям, которые происходят в ближнем зарубежье. В Туркменистане стоял даже в советские времена памятник героям сражения за Геок-Тепе. Снесли. Зачем? Пишут новую историю. И так во многих местах. Вот чтобы не забывали, я и вожусь с этой темой.

- Какая связь, если она, конечно, есть, между первой и второй книгой?

- Связь прямая. Главные герои те же. И время одно и то же. «Караван уходит в Чиру» - это дополнение к «Свечам…». Надеюсь, читателям будет интересно вновь встретиться с Михаилом Мякишевым, о котором меня часто спрашивали после выхода первой книги.