25 Июня 2018 09:20
Комментировать

На первом трамвае он так и не проехал

Почетная доска на доме предпринимателя и мецената Василия Колбина стала первым в Челябинске памятником человеку дореволюционной эпохи.

Набережная за этим историческим домом к ШОСу должна преобразиться и, значит, сам этот дом по-особенному «зазвучит». Хотя он и так многое может рассказать о своих первых обитателях и об истории нашего города. Когда-то и я сделал для себя эти открытия, которыми стоит поделиться уже в новых «предШОСовых обстоятельствах».

Это была необычная прогулка по городу. Потому что спутницей была Елена Рохацевич, правнучка известного челябинского предпринимателя и мецената Василия Колбина.  Его дом до сих пор украшает улицу Труда. В начале 90-х годов XIX века  Василий Михайлович был среди тех, кто вел разработку каменных карьеров под Челябинском - тех самых, что сейчас заполнены водой и составили привычный для горожан ландшафт в парке Гагарина. Колбин строил доходные дома.

В 1905 году был построен на колбинском подворье (по улице Сибирской, ныне улица Труда, 66) "завод электрической энергии", ставший первой в городе электростанцией. Так в Челябинск пришло электричество: фонари освещали три главные улицы города - Уфимскую, Большую и Сибирскую (ныне это улицы Кирова, Цвиллинга и Труда). Благодаря этому купцу и депутату городской Думы в Челябинске заработали телефоны. Он много сделал для развития пожарного дела, был председателем Вольного пожарного общества, построил пожарное депо в Заречье. За дела Василия Колбина на благо города высочайшим повелением императора ему было присвоено звание личного почетного гражданина Челябинска.

Из бабушкиных рассказов

С Еленой Борисовной мы встретились в сквере Славы возле дома, где размещается специальная музыкальная школа. Встретились здесь не случайно - это каменное двухэтажное здание, одно из сохранившихся в современном Челябинске, построено меценатом Колбиным. До революции в нем было первое мужское приходское училище.

- За труды по постройке этой и других школ и пожертвования на дело образования прадед получил благодарность от попечителей Оренбургского учебного округа, - говорит Елена Рохацевич. - Его вклад в строительство был велик, но, думаю, не он один построил этот дом: даже ему, как бы сейчас сказали, преуспевающему бизнесмену, в то время сделать это в одиночку было бы трудно. Рядом стояло деревянное здание - женская школа, в народе - Марьюшкина школа, по имени директора Марьи Николаевны. Сейчас от дома не осталось и следа. До войны в бывшем мужском приходском училище была школа N 10. В ней учился мой отец. Так что этот дом по улице Советской в судьбе моей семьи сыграл очень большую роль.

- В моем детстве на этом месте вдоль улицы Коммуны стояли одноэтажные дома, рядом с почтамтом - Сиреневый сквер, где были заросли сирени и скамейки, которые редко пустовали. В детстве мы любили здесь бывать, - вспоминает Елена Рохацевич.

О своем прадеде Елена узнала от бабушки Риммы Васильевны Болотниковой - дочери Василия Колбина. Она прожила 79 лет, ее не стало, когда Лене было 17. Многие бабушкины рассказы запомнила, но и о многом, понимает теперь, не успела расспросить. Прошлое в юности уступает место будущему. Желание оглянуться приходит потом.

- Что вспомнить из бабушкиных рассказов? Семья жила дружно, все дети учились кто в гимназии, кто в реальном училище, - говорит Елена Рохацевич. - Дома были музыкальные инструменты, брали уроки музыки. Особенно преуспела в этом моя бабушка. Впоследствии музыка стала ее профессией. Она училась в одном классе с дочкой Елькина, дружила с ней. Младшая сестра училась в одном классе с Соней Кривой. Революционные события 1905 года встревожили и провинциальный Челябинск. Громили магазины. Опасаясь худшего, Василий Колбин прятал и своих, и соседских детей на своей заимке. Об этом вспоминала бабушка. Рассказывала и про привычки своего отца: он не любил спиртного. Норма даже с гостями - одна стопка. Другая, наполненная, стояла до конца застолья, а потом разыгрывалась среди гостей.

Мы с Еленой Рохацевич подошли к дому Колбина на улице Труда.  Возле него растет лиственница, она отличается от других лиственниц нашего города поредевшими ветками.

- Ей больше 100 лет, - говорит Елена Борисовна, - ее посадил не прадед, но она его помнит, помнит всю историю ХХ века в нашем городе.

«Как я попала в дом прадеда»

-- Узнав историю нашей семьи, моя тогдашняя коллега на телевидении Елена Селезнева как-то спросила: "А ты была когда-нибудь в своем родовом доме?" Я ответила: "Нет". "Так давай сходим", - предложила она. И я согласилась: желание было огромным. Мы зашли в офис "Челябгортранса", и Лена Селезнева стала спрашивать его сотрудников, знают ли они, чей это был дом.

Они знали: купца Колбина. Это тронуло за душу, не могло не тронуть. В стенах этого дома за годы советской власти побывало немало всяких организаций, а запомнился он именно так: дом Колбина.

"А знаете, кто к вам пришел? Это правнучка Колбина". Узнав об этом, заместитель директора Яков Кадер пригласил гостей в свой кабинет, потом к разговору присоединился директор Борис Шуплецов. Они и предложили, неожиданно для Елены Рохацевич: давайте на доме установим мемориальную доску о вашем прадеде. Так и сделали. Тогдашний мэр города Вячеслав Тарасов эту идею поддержал. Скульптор Александр Кудрявцев и художник Сергей Черкашин встречались с Еленой, расспрашивали о прадеде, выполняя этот заказ. В то время он был необычен: на стенах домов в городе были мемориальные доски либо революционерам, либо людям, жившим и работавшим в советской стране. Доска Колбину стала первым памятником человеку дореволюционной эпохи.

- Этого дома семья лишилась не в годы Октябрьской революции, - говорит Елена Рохацевич. - Василий Колбин умер в 1911 году. Содержать такой большой дом без него семье стало невозможно и его продали.

История про извозчиков

Благодаря Василию Колбину в Челябинске не только зажглись электрические фонари на улицах и заработали телефоны. В 1907 году он предложил местной Думе пустить в городе электрический трамвай. Но этого тогда не произошло. Проект показался слишком дорогим. Была и другая причина: осуществление проекта затрагивало интересы многочисленных владельцев частного извоза. Это ударило бы по карману извозчиков. Трамвай не прошел.

Удивительный факт: спустя годы в "доме Колбина" поселится организация, занимающаяся как раз городским транспортом - трамваями, о которых когда-то мечтал Василий Колбин.

- А я всегда мечтала сохранить кусочек старой Челябы - той, о которой столько слышала от своих родных. Хотелось пожить в том времени, - говорит Елена Борисовна.

С некоторыми колбинскими вещами Елене посчастливилось соприкасаться. Сквозь разные времена сохранились настенные часы, по которым сверял время Василий Колбин. В семье сохранили хрустальную фамильную печать, которой Колбин заверял на сургуче почтовые отправления.