Пока вопросов больше, чем ответов

Ольга Шкода: Наша задача - добиться того, чтобы общество наконец повернулось к животным лицом
Фото: 
Александр Самохвалов
Интервью
10.04.19 14:58
Автор: 
Евгения Александрова

Ольгу Шкоду в Челябинске знают как человека, который много лет самоотверженно спасает животных и отстаивает их право на гуманное к себе отношение и достойную - не собачью - жизнь.

За долгие годы зоозащитной деятельности Ольга Анатольевна, являющаяся председателем челябинской областной общественной организации «Центр временного содержания и реабилитации животных «Шанс», действительно стала экспертом во всем, что касается четвероногих. Третий год она входит в рабочую группу по проблемам безнадзорных животных Общественной палаты Челябинской области, созданную в декабре 2016 года, а с 21 мая 2018 года -возглавляет рабочую группу.

За время работы дружная команда единомышленников - сегодня это 17 человек, каждый из который отвечает за свое направление, - сделала очень многое для того, чтобы улучшить жизнь четвероногих обитателей нашего региона. Но, увы, даже сейчас, когда в законную силу вступил федеральный закон «Об ответственном обращении с животными», общество все еще не готово повернуться лицом к братьям нашим меньшим. В Российской Федерации, включая Челябинскую область, пока еще не созданы условия, в которых долгожданный закон мог бы реально работать. Задача рабочей группы ОПЧО - «пробить» толстую стену, которая в нашей стране росла и крепла долгие годы.

В Челябинске общественникам уже удалось добиться того, что еще совсем недавно казалось невозможным, - полного запрета на эвтаназию отловленных животных. С 2017 года, благодаря стараниям рабочей группы, в стенах муниципального ветприемника ни одно животное не было умерщвлено. А что же делать другим территориям Южного Урала, которым на решение проблемы безнадзорных кошек и собак выделяют сущие копейки и у которых нет ни помещений под ветприемники, ни средств на содержание, лечение, вакцинацию и стерилизацию четвероногих?

- Ольга, могут ли муниципалитеты сокращать численность бездомных животных гуманным способом в существующих условиях, при столько скромном финансировании?

- Проблема действительно острая, но, надеюсь, решаемая. Наша рабочая группа предложила реализовывать в муниципальных образованиях - а в Челябинской области 16 городских округов и 27 муниципальных районов - программу выездных стерилизаций. Ветврачи бы выезжали в территории и по льготным ценам (кошка - 800 рублей, собака - около полутора тысяч рублей) стерилизовали и кастрировали как домашних, так и безнадзорных животных.

- Своих ветеринаров там нет?

- На сегодняшний день только в пяти муниципалитетах ветврачи могут проводить кастрацию непродуктивных животных, то есть собак и кошек. Они просто не знают, как проводить такие операции, - умеют работать только с крупным рогатым скотом. На прошлой неделе мы встречались с министром сельского хозяйства Челябинской области и заместителем начальника управления ветеринарии, которые сказали, что курсов повышения квалификации ветеринаров в сельских территориях нет, что местные специалисты работают только с КРС. Мы же предлагаем не только стерилизовать и кастрировать животных по льготной цене, но также вакцинировать их и одевать на них бирки. А то получается, люди кормят кошек и собак, а стерилизовать - не стерилизуют. Принесло животное потомство, поступили просто и привычно - утопили.

- Вы думаете, идею выездных приемов реально осуществить?

 - Это уже работает. На сегодняшний день мы уже проехали несколько муниципалитетов. Убедились, что финансирования там действительно нет. Кроме выездных приемов ветеринаров, наша рабочая группа предлагает администрациям схему работы с населением, которая предусматривает пропаганду ответственного отношения к животным. Везде есть старший по улице, старший по дому. С помощью этих людей можно и нужно вести пропаганду ответственного отношения к животным, приучая южноуральцев к мысли о необходимости стерилизации и кастрации четвероногих, а также о недопустимости самовыгула, ведь в результате может пострадать как само животное, так и люди - собаки бывают разные и могут проявлять агрессию. Мы хотим добиться того, чтобы представители власти в муниципалитетах проводили беседы с хозяевами, привлекали их к ответственности и - обязательно - разработали правила содержания животных.

 - А в Челябинске такие правила есть?

-  Раньше были, но потом их отменили, а теперь принять некому. Так что если даже хозяин выгуливает свою собаку без поводка, к ответственности его никак не привлечь.

- Почему отменили правила?

- Да у кого-то какая-то строчка, запятая не прошли. Как и по продухам в многоквартирных домах. Как вы помните, еще осенью прошлого года председатель комитета по экологии ГД РФ Владимир Бурматов (мы написали ему обращение) обратился в Минюст с просьбой не затягивать регистрацию приказа Минстроя, согласно которому разрешается оставлять хотя бы один продух (отверстие для циркуляции воздуха) открытым для животных. Мы думали, после этого решение наконец будет принято. Но нет. То одна запятая не нравится, то другая мешает. До сих пор, с апреля 2018 года, приказ находится на согласовании в Минюсте и в законную силу не вступил. И кошек по всей стране продолжают закрывать в подвалах, где они в итоге погибают от голода.

- А как обстоят дела в Челябинске?

- В Челябинске во многих районах подвалы заколачивают полностью, а это чревато опасными последствиями не только для животных, но и для людей, живущих в многоквартирных домах. Продухи закрывают, и в результате происходит скопление родона - радиоактивного газа, опасного для здоровья человека. Кроме того, в подвалах появляются блохи - не от кошек, как считают многие, а от сырости, которая также приводит и к возникновению ржавчины и свищей в трубах. А еще в домах без кошек заводятся крысы, которые - в отличие от кошек - могут проникать в жилые дома даже при закрытых продухах, через небольшие отверстия. Крысы передвигаются по вентиляции и легко могут пролезть в квартиру. А ведь крысы, как и мыши, являются переносчиками бешенства. Помимо прочего, крысы разрушают фундамент, то есть наносят урон имуществу жильцов. И еще! Когда говорят о том, что от кошек плохо пахнет, - это неправда. Кошки являются очень чистоплотными животными. Они никогда не будут гадить там, где живут.

- Получается, пока минюст не согласует приказ, подвалы так и будут замуровывать?

- Мы стараемся изменить ситуацию. Провели большой круглый стол с управляющими компаниями, объяснили им, что продухи закрывать нельзя. На наше приглашение откликнулись практически все районы, особенно Ленинский, Тракторозаводский, Металлургический, - с их стороны мы увидели понимание проблемы. Единственным районом, представители которого вообще не хотели с нами встречаться, оказался Курчатовский. В администрации в ответ на свое приглашение мы услышали: нам это неинтересно. Мне кажется, ни в одном районе Челябинска нет таких проблем, как там. Жители Курчатовского района постоянно жалуются в Общественную палату и мне лично на то, что продухи в домах закрываются полностью и что там остаются живые животные. Люди выламывают эти решетки, чтобы спасти кошек. Говорят, что постоянно обращаются в районную администрацию, но там их не слышат. Жители просят хотя бы открыть им двери в подвалы, чтобы они могли забрать животных, но им отказывают. А ведь нередко все уличные кошки стерилизованы, обработаны от блох, проглистогонены, носят ошейники, каждый год им ставят прививки (домой кошек местные жители не забирают, потому что те привыкли к вольной жизни). За таких животных отвечает куратор - человек, которому они доверяют, к которому подходят. Вот, например, в Курчатовском районе живет Елена Счастливая, она курирует сразу несколько дворов и никак не может найти диалог с местными властями. Единственное, чего она просила, - не закрывать продухи хотя бы на зиму, а летом - прежде чем замуровать подвалы, проверить, не осталось ли там животных.

- Невеселая складывается ситуация. Получается, даже при том, что федеральный закон об ответственном обращении с животными вступил в законную силу, все сейчас зависит лишь от желания властей пойти навстречу - раз приказ Минстроя до сих пор не утвержден. А если этого желания нет, то животных так и будут замуровывать живьем? Неужели самим работникам управляющих компаний неинтересно, не остались ли в подвале живые существа?

- Нет, неинтересно. Им так же не важна судьба животного, как и дачникам, которые, живя летом за городом, заводят кошечку-собачку, а потом оставляют в садах. Летний период, я называю его периодом садистов, уже не за горами. Мы придумали, как можно бороться с такими безответственными людьми, и будем просить представителей СНТ поддержать нашу инициативу. Смотрите. Все платят членские взносы, везде есть старшие по улице. С этого года жестокое обращение с животными запрещено. Если человек уехал, оставив животное, то пусть персонально для него размер членских взносов будет увеличен. Начнет человек возмущаться - ему объяснят, что из-за его безответствености пришлось вызывать отлов, чтобы животное забрали и в дальнейшем содержали. Средняя стоимость этого «удовольствия» - 12 тысяч 600 рублей (это по прейскуранту одной из коммерческих организаций, занимающихся отловом). Муниципальные отловы в сады и на частную территорию не ездят. Вряд ли люди будут готовы платить такие суммы. Может, хотя бы тогда до них дойдет, что так поступать с живыми существами нельзя. Ведь, уезжая, бросают животных пачками, думая, что они выживут: а, в деревню перейдут, там их накормят! Ничего подобного. Брошенные животные медленно умирают - кошки под снегом не могут найти мышей, у них не остается шансов выжить. А люди на следующий год берут нового «любимца». Сейчас Аргаяш бьет тревогу. Местные жители рассказывают, что собаки, брошенные хозяевами, приходят к ним с баз отдыха, с дач, из садов. И собачьи стаи в Аргаяшском районе появляются именно оттуда.

- Получается, о животных, брошенных дачниками и садоводами, вообще некому позаботиться...

-  Некоторым более-менее везет - их кормят пожилые люди, которые, не имея машин, добираются до садов своим ходом. В лучшем случае у них получается приезжать два раза в неделю. Молодежи сады и дачи не интересны. А старики не могут забрать всех животных домой.

- И какой же выход?

- Мы здесь помочь не можем, мы не власть. Надежда на СНТ, которые могут призвать садоводов к ответственности. Наша рабочая группа подготовит письма и плакаты. Будем просить предоставить нам площадку для пропаганды - люди должны понимать, что за свои поступки им придется отвечать. Вызвало СНТ отлов на трех-четырех животных, их убили – это уголовное преступление, за которое прописано наказание. И наказывать нужно тех, кто бросил этих животных. Пусть старшие по улице контролируют ситуацию, фиксируют, кто и каких животных заводит, чтобы знать, с кого потом спрашивать. А если не сделали этого и вызвали отстрел, пусть отвечают сами. Думаю, так проблему можно решить. Я на это рассчитываю. С чего-то же нужно начинать! А если ничего не делать, все так и останется.

-  Хотелось бы, чтобы людей, которые плохо поступают с животными, наказывали со всей строгостью, чтобы они действительно отвечали за содеянное. Может быть, хотя бы страх перед наказанием заставит людей прекратить издевательства над животными...

- Да, теперь жестокое обращение с животными уголовно наказуемо, однако все по-прежнему непросто. Раньше же участковые, даже несмотря на существовавшую и до принятия закона статью 245 УК РФ, и вовсе не принимали заявлений по фактам насилия над животными - те считались имуществом, которое никому не принадлежит. По этой статье было очень много отказов. И до сих пор нам приходится обращаться в прокуратуру, чтобы по фактам жестокого обращения с животными возбуждались дела. Увы, но даже сейчас, когда принят и вступил в силу федеральный закон, мы не знаем, когда он начнет работать в полную силу. Вот, например, случай в Златоусте, когда при хозяйке собаке отрубили голову. Вы знаете, что был отказ участкового в возбуждении уголовного дела? Он заявил, что у убившего собаку мужчины не было хулиганских и корыстных мотивов. Животное не мучилось, сказал участковый. Мы получили несколько отказов, обратились в прокуратуру - дело все-таки будет возбуждено. Но доносить информацию до правоохранительных органов по-прежнему очень тяжело.

-  Хорошо, что сейчас хотя бы в челябинском ветприемнике животных не убивают. Благодаря вам.

-  Действительно, наша рабочая группа сумела добиться того, чтобы отловленных собак и кошек довозили до ветприемника МУП ГорЭКоЦентра живыми. Раньше он являлся закрытым объектом и в народе его не зря называли живодерней. Отловщики убивали животных в основном в утреннее и дневное время, часто - на глазах у детей. Нам удалось изменить ситуацию. Теперь собак и кошек не убивают при отлове, увеличен и срок их содержания в ветприемнике - раньше животных умерщвляли уже через три дня после отлова. Добились мы и увеличения количества вольеров - сейчас из 37, а было всего четыре.

- В 2019 году отловом занимается «Продлидер». Удалось ли рабочей группе наладить взаимодействие с этой организацией?

- Мы регулярно встречаемся, обсуждаем текущие вопросы. Следим за тем, чтобы условия, в которые сегодня содержатся животные, были не хуже, чем в 2018-м году. Каждый день проверяем наличие воды, еды, опилок, проведение уборки, контролируем, чтобы вольеры обрабатывались. Также пытаемся улучшить условия, в которых находятся отловленные животные, вносим предложения. Надеемся, что диалог получится. Плохо только, что у «Продлидера» нет своего помещения - животные по-прежнему содержатся на территории бывшего ветприемника ГорЭкоЦентра.

- А как эффективно организовать отлов, чтобы от него был хоть какой-то толк? Сейчас, я знаю, ловят всех подряд, в основном доверчивых и безобидных собак, щенков, котят.

-  Действительно, сейчас ведется отлов ручных, ласковых животных.   90 процентов - это щенки. Те, кого легко поймать. Доходит до того, что по заявкам от населения забирают даже домашних котят, пахнущих шампунем, которых люди выносят на улицу в коробках. А после звонят, говорят: «Вы же ветприемник? Я хочу вам сдать животных». И их забирают. А кому они помешали?  Мы давно бьемся над тем, чтобы заявки принимались только от ЖЭКов, а не от физлиц. Ведь, вы не поверите, до того доходит, что хозяева своих собственных питомцев сдают! А отловщики, в свою очередь, ловят всех подряд - кто попадется. Отлавливать же в первую очередь нужно беременных сук и стерилизовать их. Кроме того, мы считаем, что когда администрация заключает договор подряда, она должна к этому подходить грамотно. Во-первых, доносить до населения информацию, что с этого года нет понятия «самовыгул». Все животные, находящиеся на улице без хозяев, теперь считаются безнадзорными. Чтобы повлиять на безответственных людей, нужно на местном уровне (это касается всех муниципалитетов, не только Челябинска) вводить правила содержания животных.

- Ольга, а что с программой ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-возврат)? Она может работать в существующих условиях?

- Данная программа предусмотрена в федеральном законе. Но в реальности и ей нельзя пользоваться - у нас нет общей базы по чипам, по биркам. И мы пока не знаем, как это сделать. Но данную проблему можно и нужно решать на местном уровне. Пока же никто не мешает людям реализовывать программу ОСВВ в своих дворах - в каждом есть ответственные люди, которые, как я уже говорила, готовы не только кормить, но и стерилизовать уличных животных, прививать их каждый год.

- Слышала, что вы начали работу по внедрению программы ОСВВ на предприятиях, на территории которых есть животные.

- Да, это так. Одним из ярких положительных примеров является взаимодействие с коркинским цементным завод «Дюккерхофф». Он стал первым промышленным предприятием, откликнувшимся на наше предложение. Мы забрали оттуда собак, стерилизовали-кастрировали, чипировали, одели на них бирки и выпустили обратно. За два года - только положительные отклики. Сейчас вот откликнулось еще несколько заводов в Челябинске. Но вообще продвигать эту идею среди промышленников тяжело. Не все понимают, что лучше раз потратиться на стерилизацию, чем постоянно вызывать отловы. Так, на одном предприятии сторож третий раз за год выносит отловщикам щенков, а суку не отдает. При этом он свято верит, что сдает малышей в приют. Мы объясняем, что готовы приехать, взять собаку, стерилизовать ее и отдать через 21 день. Но нет, не достучаться... По этому предприятию мы еще будем беседовать и с отловщиками.

- А что делать, если обнаружишь труп бездомной кошки или собаки? Кого просить, чтобы мертвое животное убрали с улицы? Знаю, что многие люди поступают просто: выбрасывают трупы в мусорные контейнеры.

- Эта проблема тоже очень актуальна. Лично я не знаю, к кому обращаться. Раньше этим занимался МУП «ГорЭкоЦентр», они забирали. Потом у ГорЭкоЦентра отозвали лицензию. А кто сейчас этим занимается? Непонятно.  Уже несколько лет я не могу получить простого ответа на этот вопрос. Если животное находится на дороге - должны убирать дорожники. Хорошо. Если во дворе? Управляющие компании? А куда они должны девать трупы животных? В контейнеры - нельзя. В итоге мертвые кошки и собаки могут по несколько месяцев лежать на улице и разлагаться. А вдруг животное умерло от бешенства? А если от чумки? Я не понимаю, почему нельзя решить проблему хотя бы в Челябинске, где до сих пор нет пункта сбора и утилизации биологических отходов. Получается, у нас можно просто взять и выкинуть умершее животное в бак. И все, пошла инфекция.

- А крематорий? Он же есть в Челябинске...

- Крематорий платный. И далеко не каждый повезет в своей машине труп уличного животного, чтобы потом еще и заплатить собственные деньги за его кремацию. Утилизация трупов - это ответственность города и области.

- Наступила весна, сошел снег, и многие горожане стали жаловаться на то, что открылось их взору -  домашние собаки повсеместно ходят в туалет в публичных местах, а хозяева за ними не убирают.

- И эта проблема тоже существует. Ты гуляешь с собакой, должен убирать. Хорошо. А кому можно пожаловаться, что не убирают? И где у нас есть площадки для выгула собак? Хоть одна. Нет и специальных контейнеров для биоотходов. Кто будет за все это отвечать, все это контролировать? К сожалению, не могу сказать.

- Что касается запрета на эвтаназию. Получается, ветеринарные врачи в ветклиниках теперь не имеют права усыплять животных, которых им приносят? А куда тогда девать кошек и собак, оказавшихся ненужными своим хозяевам?

- Хороший вопрос. В идеале должны быть приюты, куда можно определить таких животных. В Челябинске их нет. В нашем городе приютами называются дома, квартиры и садовые участки волонтеров, где находится более десяти животных. Такие приюты не резиновые. Правильно? Ни один из частных приютов не имеет никакой государственной поддержки. В лучшем случае помогают волонтеры. Их единицы. Реально единицы. Все содержат животных на свои средства. Таких приютов очень много. В Челябинск есть объединение приютов. Это не официально зарегистрированная организация, просто мы, их руководители, общаемся между собой. Стараемся каждому подопечному найти дом, ведь кошки и собаки - это все-таки не стадные животные. Нам хочется, чтобы они обрели хозяев, были любимыми и единственными. Увы, но в приютах многие животные находятся годами, их никто не забирает. В результате они страдают от недостатка внимания.

- Может быть, ситуация изменится в лучшую сторону, благодаря предстоящим саммитам ШОС и БРИКС? К 2020-му году власти стараются сделать Челябинск максимально привлекательным городом во всех отношениях...

-  Я очень надеюсь, что временно исполняющий обязанности губернатора Челябинской области Алексей Текслер примет нас, найдет время для небольшой встречи, потому что вопросов очень и очень много. И мы можем их решить на региональном уровне - тем более сейчас, в преддверии событий международного масштаба. Я понимаю, что он только что приступил к работе. Пока о ней еще сложно судить, но конструктивные решения уже есть.

- Закон «Об ответственном обращении с животными» предполагает выделение денежных средств из регионального бюджета?

- Тут дело не в деньгах. Нужна политическая воля, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. Это касается и пункта сбора и утилизации трупов животных, и правил их содержания, и закрываемых продухов, и организации отлова, и условий муниципального контракта, в котором заказчик - управление экологии Челябинска - снова не прописал очень важную вещь: никто не знает, куда после 27-го декабря 2019 года (дата окончания контракта) будут определять оставшихся в отлове животных. То же было и в конце 2018-го. И этот год закончится - мы не успеем оглянуться. А следующий тендер будет разыгрываться только в январе-феврале 2020-го. Что станет со всеми отловленными кошками и собаками?! Нужно уже сейчас думать над этой проблемой и вносить коррективы - механизм передачи животных должен быть четко прописан.

- Получается, что во всем, что касается четвероногих, вопросов гораздо больше, чем ответов. К счастью, есть и позитивные моменты. Слышала, в этом году вы планируете проводить очередной фестиваль гуманного отношения к животным?

- Да, работа идет полным ходом. Ежегодный фестиваль, организуемый объединением приютов при поддержке Общественной палаты, обязательно состоится - уже в третий раз. Идея его проведения принадлежит члену нашей рабочей группы Полине Кефер, она занимается и всеми организационными вопросами. Мы планируем провести фестиваль последнюю субботу или воскресенье июля. От этого события ждем много хорошего. Главное, чтобы администрация пошла нам навстречу и выделила место в парке Гагарина. Тогда участников точно окажется больше, чем в прошлом году, - как минимум, в три раза. Первый фестиваль, в 2017-м, собрал триста участников. Он проходил на стадионе «Лайка». В 2018-м, на городской лыжной базе, в нем поучаствовала уже тысяча человек.  Сейчас мы просим городскую администрацию дать нам более подходящее с точки зрения транспортной доступности место, а также выделить площади под социальную рекламу, которая будет формировать у населения чувство ответственности по отношению к животным. И, конечно, хотелось бы, чтобы городские власти поддержали нас на фестивале.

- Наверное, не помешали бы и листовки.

- Несомненно. Только вот кто будет печатать? У нас нет бюджета. Мы обычные люди. Только в Ленинском районе шесть тысяч подъездов. Управляющие компании и администрация говорят одно и то же: «Нет денег». Спасибо типографии «Два комсомольца», которая нас поддержала. Но весь город все равно не охватить.

- Кроме фестиваля гуманного отношения к животным, какие социально значимые мероприятия вы еще планируете проводить в этом году?

-  На постоянной основе мы организуем уроки доброты для подрастающего поколения. К 9 Мая хотим рассказать о животных в годы Великой Отечественной войны. Будем просить у Кировки предоставить нам возможность устроить фотовыставку. Что касается уроков доброты, то на них мы рассказываем подрастающему поколению о животных, а в ответ просим от ребят хорошую, добрую историю о них. Сейчас занимаемся поиском людей, которые могли бы провести эти уроки в младших классах. Мы понимаем, что любовь к животным детям нужно прививать с самых ранних лет. Человек должен расти с пониманием того, что животные - живые. Посмотрите, как зачастую взрослые воспитывают своих детей. Ребенок потянулся к кошке, чтобы погладить, - ему что мама говорит? «Не трогай, она бездомная, она заразная». У нас дети нередко взрослеют с мыслью о том, что животных надо ненавидеть. А их родители очень легко расстаются с питомцами и все чаще при этом ссылаются на аллергию. Причина на самом деле очень надуманная. Аллергия - самая легкая «отмазка» у людей, стремящихся снять с себя ответственность.

- Ольга, где вы берете силы, чтобы раз за разом продолжать борьбу за права животных?

- Главное, чтобы была команда, которая тебя поддержит. Наша рабочая группа - просто замечательная. Каждый человек в ней на своем месте. Зоны ответственности поделены. Полина Кефер до недавнего времени курировала отлов, главной ее задачей было выстроить работу в ветприемнике с помощью наблюдательного совета и команды волонтеров. Светлана Гришаева - моя правая рука. Она детально изучает документы, находит в них изъяны и недоработки, предлагает эффективные пути решения - при этом не юрист. Светлана Григорьева отвечает за взаимодействие с властью, занимается написанием обращений в различные инстанции. За Татьяной Гусевой закреплена работа с управляющими компаниями во всех районах Челябинска. Она встречается с представителями ЖЭКов и объясняет, почему нельзя закрывать продухи. Кроме того, занимается разработкой материалов для проведения уроков доброты и сама их проводит. Кирилл Волков - это человек, который с помощью собственных методов может достучаться и до чиновников, и до живодеров. Он выезжает в муниципалитеты, когда оттуда поступают сигналы о жестоком обращении с животными. Кирилл может приехать в администрацию и спросить: «Вы понимаете, что нарушаете закон? Вы понимаете, что так нельзя?» Он доносит до муниципалитетов нужную информацию. Карен Даллакян курирует в первую очередь диких животных, за ним закреплена работа с молодежью, он активно занимается просветительской деятельностью. Иван Полосков - это главный ветеринарный врач челябинской ветстанции. Он эксперт во всем, что касается применения медицинских препаратов, наркоза, психологии животных. Владимир Шиленко занимается гуманным отловом, за свою важную и нужную работу берет чисто символическую плату. Также хочу отметить двух членов ОП ЧО - Феликса Панова и Эвелину Альтман. Феликс - член ОП России, он доносит наши идеи до федеральных органов власти. Эвелина заявление о вступлении в рабочую группу хоть и не писала, однако постоянно присутствует на наших заседаниях, помогает по мере сил и возможностей. Она разработала бланки заявлений для участковых о жестоком обращении с животными. Отдельное спасибо - руководителю Общественной палаты Челябинской области Олегу Дубровину. Только с его приходом в ОПЧО нас наконец услышали. Тогда и появилась наша рабочая группа. Олег Владимирович позитивный, простой, доходчивый. Всегда на связи. Когда кончаются силы, успокаивает: «Все сделаем, все решим». С его стороны мы всегда чувствуем большую поддержку. И еще я очень благодарна челябинским политикам Владимиру Бурматову и Ирине Гехт - именно они протолкнули законопроект об ответственном обращении с животными на федеральном уровне. Никто не ожидал, что данный закон депутаты Госдумы РФ пропустят во всех трех чтениях. Однако это произошло. И я очень рада, что в нашем Челябинске есть такие люди - неравнодушные к проблемам животных.

Опрос

Надо ли переносить автовокзал из Дворца спорта «Юность»?

Читайте Uralpress
в Яндекс дзен
zen.yandex.ru

Присылайте свои новости

Вы можете стать соавтором нашего новостного портала.

Есть чем поделиться? Расскажите!

Отправить новость

Читайте нас там, где удобно вам

Дорогие читатели!

Мы предлагаем вам совместными усилиями сделать информационную повестку интереснее, ярче, правдивее, насыщеннее.

Если вы стали очевидцем интересного события, необычного явления, вопиющего случая, чрезвычайного происшествия или хотите привлечь внимание к какой-то проблеме – напишите нам. Будем рады, если вы поделитесь с нами своими впечатляющими фото - и видеонаблюдениями (авторство будет указано).

В свою очередь мы гарантируем, что при необходимости возьмем комментарий по вашей проблеме у соответствующих официальных источников и достоверно изложим все факты.

Отправляя сообщение, укажите свои контакты – номер телефона или адрес электронной почты. Редакция гарантирует конфиденциальность, если вы не стремитесь к публичности.

Яндекс.Метрика