3 Ноября 2003 10:41
http://uralpress.ru/node/63248

Новый глава администрации Дмитрий Медведев усомнился в "юридической эффективности" ареста акций ЮКОСа

Как цитирует интервью Коммерсант, он призвал "коллег из правоохранительных органов" просчитывать экономические последствия их действий и усомнился в "юридической эффективности" ареста акций ЮКОСа.

При этом чиновник проявил чудеса политкорректности - понять из его интервью, поддерживает он действия следователя Салавата Каримова или нет, не представляется возможным. От Дмитрия Медведева, чье назначение на пост главы АП расценивается в политических кругах как "компромиссное решение" в борьбе противоборствующих политических сил, мало кто ожидал однозначных заявлений по "делу ЮКОСа".

Тем не менее 2 ноября в интервью программе "Вести" он дал свою оценку происходящему вокруг ЮКОСа и Михаила Ходорковского. Он фактически упрекнул Генеральную прокуратуру в "непродуманности" ее действий. "Последствия не до конца продуманных действий незамедлительно скажутся в экономике, вызовут смущение в политической жизни",- заявил глава АП.

В качестве возможного примера он привел арест 44% акций ЮКОСа Генпрокуратурой. "Эти акции принадлежат офшору, и ими обеспечиваются требования по возмещению ущерба. Юридическая эффективность такого рода обеспечительных мер не очевидна",- заявил он. Что имел в виду глава АП под "юридической неэффективностью", понять достаточно сложно - на деле это зависит от задач, которые преследует этим арестом Генпрокуратура.

Если эта задача - зарезервировать средства для компенсации фигурантами "дела ЮКОСа", Михаилом Ходорковским, Платоном Лебедевым, Василием Шахновским, ущерба государству, то большего от Генпрокуратуры и ждать не приходилось: по оценкам, арестовано более 90% их активов.

Коммерсант отмечает, что размер ущерба, якобы нанесенного владельцами ЮКОСа государству, оценивается лишь в $1 млрд - это в восемь раз меньше, чем текущая капитализация арестованного пакета.

Возможно, слова нового главы АП следует понимать в том смысле, что арестовывать надо было не 44% акций, а 7-8%.

Впрочем, не только юридическая, но и фактическая собственность Михаила Ходорковского и его коллег на эти бумаги нуждается в доказательствах.