18 Мая 11:56

Челябинск – это образец того, как не следует регулировать движение на дорогах большого города

Проблему транспортных заторов может частично решить развитая служба аварийных комиссаров, потому как большинство пробок образуются из-за дорожно-транспортных происшествий, считает эксперт. У ГИБДД не хватает людей, автомобилистам, попавшим в ДТП, приходится ждать инспекторов часами. При этом битые машины остаются на проезжей части, мешая движению техники. А это нарушает пункт 2.5 второй части правил дорожного движения, где черным по белому написано: "…водитель обязан освободить проезжую часть, если движение других транспортных средств невозможно…"
Это еще полбеды, говорит Стуков. Сегодня есть десятки примеров, когда автовладельцы годами судятся со страховщиками. На место происшествия выезжают так называемые независимые эксперты страховых компаний, которые на самом деле зависят от интересов своей фирмы. Кто быстрей приехал к месту ДТП, тот и победил, как говорится. Комиссары страхователей меняют ситуацию под себя, чтобы избежать выплат. Стресс, рассеянность, а порой и шок обеих водителей играют на руку таким "независимым" комиссарам. Когда до места добирается представитель другой компании, то схема столкновения уже составлена, пострадавшим внушили, что нужно говорить в ГИБДД, чтобы весь кошмар закончился быстрей. Но кошмар начнется потом, когда после консультации юриста невиновный водитель поймет, что его подставили.
Не помогут здесь и автоинспекторы, они слишком субъективно оценивают ситуацию, им не хватает специального образования, добавляет эксперт. На месте происшествия инспектор выделяет человеческий фактор, то есть поведение на дороге обоих водителей. А есть еще фактор технический, дорожный и погодный. По безграмотному выводу, занесенному в протокол, судит дознаватель, который вообще не был на месте ДТП. Он читает лишь мнение инспектора и смотрит схему происшествия. Это глухой телефон, в котором теряется истинная причина столкновения.
По мнению Бориса Стукова, аварийный комиссар с высшим образованием, знающий физику, математику, изучивший сотни практических и теоретических автомобильных столкновений, сможет грамотно учесть все факторы, принять во внимание тормозной путь, характер повреждения и уже из этого сделать объективный вывод, составить схему.
Он также может сделать пометку, что одна из причин аварии – это неграмотное регулирование движения автоинспекцией или безответственная работа дорожников. К примеру, нет предупреждающего знака и полотно разбито. Водитель ехал со скоростью больше сорока километров в час, вдруг увидел выбоину, резкий маневр и удар с соседней машиной. Автоинспектор скажет, надо смотреть в зеркала и не зевать, он не станет углубляться в такие нюансы.
Часто и пешеходы страдают именно из-за не организованного должным образом перехода. В Челябинске много широких дорог, необорудованных специальными пешеходными островками. Возвышенности должны быть установлены, если полотно шире 14-и метров. Та же улица Дзержинского у торгового комплекса "Стрелец" в Ленинском районе шириной в 24 метра. Там постоянно машины бьют пешеходов. Зеленый свет для пешего участника движения горит несколько секунд. Человек в среднем двигается со скоростью полтора метра в секунду, автомобиль 16 метров за это же время. Пешеход остается на середине дороге, при чем условной, так как разметки нет. Опасность возникает уже за 300 метров до идущей машины. Аварийный комиссар мог бы разбирать и такие ситуации.
Кроме того, комиссар действительно независимой службы не заинтересован в мошенничестве, ему надо лишь получить деньги за выезд. Если служба заработает, то вызов специалиста обойдется автомобилисту всего в двести рублей. Человек платит небольшие деньги практически за полное снятие проблем, связанных с ДТП. А пока вызов "экспертов", то есть автоинспекторов оплачивает муниципалитет, у которого постоянные проблемы с финансированием, люди так и будут часами ждать патрульные экипажи и судиться со страховщиками, считает работник МАДИ.