22 Января 2019 16:27
Комментировать

Юлия Третьякова: Никто не запрещает приставу вступать в переписку с должником под выдуманным ником

Миллионы исполнительных производств, миллиарды взысканных рублей: судебные приставы Челябинской области подвели итоги работы в 2018 году.

О том, как завершился 2018 год, на какие хитрости идут южноуральские должники и какие приемы в своей работе используют какие судебные приставы региона, речь шла сегодня, 22 января, на пресс-конференции, которую провела исполняющая обязанности главного судебного пристава Челябинской области Юлия Третьякова.

В 2018 году на исполнении у южноуральских приставов находилось более двух миллионов 213 тысяч исполнительных производств. Фактическим исполнением окончено 734454, взыскано около 17 миллиардов рублей. По – прежнему, в основном, у южноуральцев долги по кредитам, автомобильным штрафам, коммунальным платежам и алиментам. В 2018 году 160 тысяч жителей Челябинской области из-за этого стали «невыездными», почти семь тысяч человек попали под ограничение спецправ на управление автомобилем.

Несмотря на разного рода санкции, далеко не все должники спешат гасить долги или расставаться со своим имуществом. Они готовы прятаться в шкафах от судебных приставов, закрываться в машине, за которую не оплачивается кредит и даже брать фамилию новой супруги, чтобы избежать выплаты алиментов на детей от первого брака. Кроме того, должники пытаются переписать свое имущество на супругов, родителей или родственников. Но, как отметила исполняющая обязанности главного пристава региона Юлия Третьякова, все эти сделки фиксируются, поэтому взыскатели имеют полное право в суде признать эти договоры недействительными, вернуть должнику первоначальный статус собственника этого имущества, который судебный пристав может арестовать и передать на реализацию.

Все эти уловки должников заставляют приставов добавлять в свою работу творческую жилку, но при этом действуя в замках закона.

«Как правило, наше творчество заключается в поиске информации о должнике и его имуществе, если он не спешит рассчитаться с долгами. И тут широкое поле деятельности, прежде всего в социальных сетях и на сайтах продаж автомобилей. Никто не запрещает приставу представиться потенциальным покупателем разыскиваемого автомобиля и таким образом встретиться наконец с должником или вступить с ним в переписку под выдуманным ником», - отметила исполняющая обязанности главного пристава Челябинской области Юлия Третьякова.

По словам Юлии Третьяковой, самыми сложными для судебных приставов были исполнительные производства, связанные с межличностными отношениями должника и взыскателя.

«Это могут быть родители ребенка, которые действуя исключительно ради удовлетворения своих амбиций, травмируют родное дитя, повергая его в скандалы при решении вопроса о месте его проживания. К исполнению данных судебных решений мы всегда привлекаем детских психологов, представителей органов опеки, аппарата детского омбудсмена. Непросто приставу в ситуации, когда не могут поделить землю, например, соседи по земельным участкам. Как правило, до какого-то момента существующее положение дел всех устраивало, но затем между некогда дружными соседями может пробежать кошка, и тогда взаимное недовольство выливается в судебный иск о переносе забора или сносе строения», - добавила Юлия Третьякова.   

В 2018 году приставам региона пришлось работать по новым правилам. В закон об исполнительном производстве были внесены изменения.

«Законом устанавливается, что если розыск должника по алиментам оказался безрезультатным в течение одного года со дня получения последних сведений и место его нахождения не установлено, то судебный пристав-исполнитель обязан проинформировать взыскателя о безрезультатности розыска. Признание должника безвестно отсутствующим должно проводиться затем в судебном порядке. Признание должника безвестно отсутствующим является основанием для назначения его детям пенсии по потере кормильца», - отметила Юлия Третьякова.

По словам Юлии Третьяковой, судебные приставы Челябинской области практиковали такую практику и до принятия изменений в закон, но суды, как правило, отказывались признавать должников безвестно отсутствующими на том основании, что в полицию никто не подавал заявление о розыске человека. А полиция, в свою очередь, не принимала таких заявлений, так как человек является должником и его розыск отнесен к компетенции судебных приставов.

«Что касается фактических результатов этого нововведения, то в 2018 году в суды Челябинской области обратились 57 человек за признанием должника безвестно отсутствующим. Признаны таковыми 41 человек. Все дети должников, признанных безвестно отсутствующими, теперь получают пенсию по потере кормильца», - добавила Юлия Третьякова.

Также в 2018 году жаловались в суды и на самих приставов. В органы правосудия поступило 1763 обращений от южноуральцев. Удовлетворено было только 42. В 2017 году эта цифра была выше. Если тенденция снижения сохранится, то это будет свидетельствовать о росте качества работы судебных приставов Челябинской области.