26 Марта 2009 12:40
http://uralpress.ru/node/160541

Житель Миасса пытался через суд доказать ценность проданной им музею конной упряжи

За дугу и оглобли музей согласился заплатить хозяину около 600 рублей - так их оценила фондово-закупочная комиссия. Правда, сделка изрядно затянулась: деньги на покупку экспонатов выделяются из бюджета, что является длительным процессом.
В результате хозяин упряжи свои деньги получил. И обратился в суд, требуя выплатить ему также возмещение морального вреда (его истец оценил в пять раз дороже суммы сделки) и проценты за задержку оплаты музеем своей покупки. Еще тысячу рублей гражданин рассчитывал получить с музея за нарушение закона «О порядке рассмотрения обращений граждан».
Как сообщает агентство ВЕБ Миасс.ру, сумма, в которую была оценена упряжь, хозяина устраивать перестала вообще: он решил, что дуга и оглобли стоят дороже не менее чем в пятьдесят раз и требовал переоформить уже исполненный сторонами договор.
В первой инстанции суд истцу отказал по большинству пунктов - стороны договорились о сделке купли-продажи, она свершилась, хотя и с опозданием. Возмещения морального вреда обиженному гражданину не полагается по закону, так как речь идет о споре имущественном, а закон «О порядке рассмотрения обращений граждан» не имеет никакого отношения к гражданско-правовым взаимоотношениям между музеем и хозяином купленных им экспонатов. А вот на проценты за задержку платежа, как посчитал суд, истец претендовал справедливо - за время между передачей товара в музей и его оплатой «накапало» около 300 рублей. Однако эта сумма оказалась значительно меньше судебной пошлины, которую истцу пришлось заплатить (на его долю пришлось более тысячи рублей, на долю музея - десять рублей).
Решение суда первой инстанции бывшего владельца конной упряжи не удовлетворило, но вовремя подать апелляцию он не успел по уважительной причине. Так что ему пришлось судиться сначала за восстановление своего права на подачу апелляции, потом оспаривать решение первой судебной инстанции - но все тщетно. Решение осталось в силе.
В Миасском музее говорят, что экспонаты, из-за которых было затеяно судебное разбирательство, даже не представляют особой историко-культурной ценности.