100 лет спустя. Юбилей без праздничных залпов и речей
Есть мнение
07.11.17 17:12

Сегодня исполнилось 100 лет Октябрьской революции. Дата для истории важная, переломная. Но обсуждается она негромко, все больше по инициативе людей искусства и, конечно, историков.

В Государственном историческом музее Южного Урала о событиях Февраля–Октября 1917-го, начиная с сентября, напоминали не только выставки, но и перформансы, поэтические «сходки», даже мастер-классы, где художники в присутствии, а иногда при участии зрителей создавали (или разрушали) арт-объекты. В завершение музейщики устроили революционную «Ночь искусств», которая прошла 3 ноября. Залы в этот день были переполнены, поток посетителей не прекращался до позднего вечера. Все желающие смогли бесплатно посмотреть выставки «Ураган времени — революция» и «Война и мир» издательского дома «Коммерсантъ».

А вечером в дебаркадере (подвал между двумя музейными башнями) сыграли спектакль «Ты меня любишь, Соня Кривая?», который в очередной раз всколыхнул зрительские эмоции, заставил задуматься о событиях столетней давности, о нас сегодняшних. Поэтому, наверно, разговор создателей и зрителей, который состоялся сразу после показа, получился неожиданно эмоциональным и честным.

Диалог двух эпох

Константин Рубинский, драматург:«Современное искусство — это болевой нерв, который должен отзываться в сегодняшнем времени.

– Наш спектакль — это историяо времени без героя, когда человек не может решиться на поступок. В этом смысле две разные эпохи (период между двумя русскими революциями 1917 года и наше время) во многом рифмуются. А разнятся они, наверно, в главном. Способны ли мы, сегодняшние, оторваться от кожаного дивана и что-то изменить в мире или хотя бы в самих себе? Для меня этот вопрос был ключевым.

Космическое одиночество

Олег Хапов, режиссер:

– Я не революционер, на баррикады не готов идти. Но я очень хочу изменить ситуацию вокруг себя,  в стране, и не знаю, как это сделать. Меня лишили каналов обратной связи, практически всех. Я не могу повлиять каким-то разумным, интеллигентским способом. Понимаю, что есть некая линия, которая всех нас хоть немножечко разделила в 2014 году. Но я вижу,что я не один. Быть одному очень страшно. Именно это одиночество, космическое, мне хотелось выразить в пустоте современных героев, в их «барабанном» существовании. Я понимаю, что Соня Кривая— это, конечно, романтизация, такой опасный флер. Но в жизни я не знаю такой Светы-активистки, такой Сони. Где выход? Так что спектакль – не просто вопросы, это крик души.

Самое главное, что мы в диалоге. Мы с вами не сдираем кожу, а пытаемся рассуждать, выслушать разные мнения, разговаривать об этом. Сегодня нужно создавать общество сотрудничества.

Как спрессовалось время…

Филолог, преподаватель ЮурГУ:

– Я изучаю региональную литературу, и когда смотрела спектакль «Ты меня любишь, Соня Кривая?», радовалась как патриот, что уходит определение «провинциальная литература», что мы совершенно на уровне – и театральном, и литературном. Горжусь, замечательный спектакль!

Потом во мне «включился» человек и я подумала: как спрессовалось время…Для моего поколения, кто изучал советскую историю, революция 1917 года это, конечно,не древняя Греция, но все-таки другая историческая эпоха. И вдруг сегодня все это оказалось рядом — и в спектакле, и в голове, и в сознании. Все сопоставимо. Мы говорим про будущее, а сами уже в нем живем... Конечно, горько мне, что оно нам не нравится. Хотя я согласна: хочется что-то переделать.Вы-то уж точно это делаете – и создатели спектакля, и замечательные актеры, и музей. Если честно, я вам даже завидую.

«Искусство говорит за тех, кто сказать не может»

Наталья Санникова, куратор выставки «ZOOM100. Вторжение»:

– Я постоянно читаю, слышу от третьих лиц, что людей, которые ничем не озабочены и которые не хотят ничего изменить, большинство. Но в жизни я их не встречала. Каждый человек, к которому подходишь близко, оказывается человеком, у которого душа болит.

Сейчас очень часто звучит идея, по-человечески мне близкая. О том, что искусство, художник – это голос, который говорит за тех, кто сам говорить не может. Большинство людей живут жизнью, которая не предполагает художественного высказывания, общественной или политической активности. Они заботятся о своей семье, своем куске пространства, в котором действительно много работы. У них нет ни сил, ни времени, ни других ресурсов, чтобы свою обеспокоенность, может, боль сначала концептуализировать, а потом превратить в художественный образ.

Поразительный для меня опыт – работа над выставкой «ZOOM100. Вторжение» в историческом музее. Люди, с которыми пришлось ее делать, молоды, им нет 30 лет. На открытии выставки их спрашивали, почему пришла такая конъюнктурная идея. А для них 100-летие революции — это такая рамка, которая помогла говорить о себе самих. Им хотелось понять, что бы они чувствовали, пережив социальную катастрофу, которой является революция. Какие бы идеи не провозглашала, какие бы цели и средства не выбирала, она сметает абсолютно частный человеческий мир. Семья, любовь, желание строить планы на будущее... Революция все под себя подминает, и без потерь человек из нее не выйдет. Они думали об этом как художники. И попытались выразить состояние прерванного жизненного плана, давящих обстоятельств, с которыми ты, частное лицо, не можешь справиться.

В то же время, они понимают романтику революционного порыва. Не все из них готовы, скажем,  утверждать, что революция — это абсолютное зло, с которым никто не может справиться.

Романтизируя тех, кто остался позади и не может говорить сам — Соню Кривую, первых революционеров, героев войны,— мы помогаем сами себе преодолеть травму, которая до нас дошла памятью нашей семьи, и которую мы интуитивно на себя примеряем. Что было бы с нами? Могли бы мы стать героями, совершить поступок? Мы романтизируем героев, потому что хотим как-то спасаться от этого ужаса. Реализуя себя в художественных образах, на сцене, молодые люди тоже думали об этом: что чувствует человек, когда на него катится колесо истории, когда его мирная размеренная жизнь по вине каких-то внешних сил превращается в хаос.

Напомним, что спектакль о трагической судьбе революционерки-подпольщицы Сони Кривой — первый в истории музея Южного Урала. Он создавался специально для фестиваля современного искусства «Дебаркадер-2017». Там же состоялась и премьера (14 сентября и 19 сентября). Авторы постановки: драматурги Константин Рубинский и Полина Бабушкина, режиссер Олег Хапов, художник Антон Сластников, композитор Владимир Батраков, автор видеоряда Николай Осминов и директор исторического музея Владимир Богдановский, без поддержки которого проект бы не состоялся.  В постановке участвовали молодые актеры челябинских театров Катя Девятова, Александр Черепанов, Алена Сергеева, Иван Яковлев и дебютировавший на драматической сцене автор песни "Улица Соня Кривая" Юрий Богатенков.

Фото: Юрий Ермолин, Константин Дубчак

Присылайте свои новости

Вы можете стать соавтором нашего новостного портала.

Есть чем поделиться? Расскажите!

Отправить новость

Читайте нас там, где удобно вам

Дорогие читатели!

Мы предлагаем вам совместными усилиями сделать информационную повестку интереснее, ярче, правдивее, насыщеннее.

Если вы стали очевидцем интересного события, необычного явления, вопиющего случая, чрезвычайного происшествия или хотите привлечь внимание к какой-то проблеме – напишите нам. Будем рады, если вы поделитесь с нами своими впечатляющими фото - и видеонаблюдениями (авторство будет указано).

В свою очередь мы гарантируем, что при необходимости возьмем комментарий по вашей проблеме у соответствующих официальных источников и достоверно изложим все факты.

Отправляя сообщение, укажите свои контакты – номер телефона или адрес электронной почты. Редакция гарантирует конфиденциальность, если вы не стремитесь к публичности.

Яндекс.Метрика