Страницы истории

Как степи Южного Урала оказались в центре геополитики
Интервью
24.01.19 12:18
Автор: 
Сергей Белковский

От «горячей точки» - к «опорному краю державы». Так можно охарактеризовать впечатление от книг историка разведки уральского краеведа  Анатолия Шалагина.

Действия в его книгах строятся на событиях, связанных с Оренбургской пограничной комиссией. Не всем известно сегодня, но в 30-40-е годы XIX века степи Южного Урала были самой горячей точкой на российском пограничье. Интересы России столкнулись с интересами Британской империи. И эпицентром такого противостояния стала степь и  среднеазиатские ханства. Вот поэтому Оренбургская губерния и Южный Урал оказались в центре геополитики.

Повод для разговора – новая книга автора, ставшая продолжением, вышедшей два года назад повести «Горящие свечи саксаула».

«Повесть «Караван уходит в Чиру» – о добровольном вхождении казахских жузов в состав России и походах русской армии в Среднюю Азию, - говорит Анатолий Шалагин. - Не секрет, что сейчас те события нередко называют колонизацией и экспансией. И не только, кстати, у наших «соседей». Считал и считаю, что делается очередная попытка переписать историю, - говорит литератор. - Если отбросить все эмоции и обратиться к документам,  хранящимся не только в России, то к середине XIX века между русскими пограничными линиями существовала  брешь порядка 800 верст».

Это были территории, никак не контролируемые, куда проникали южные племена, настроенные весьма агрессивно. Вырезались целые аулы, включая стариков и детей.

Тогда некоторые казахские роды вообще стояли на грани выживания. К этому следует добавить и процветающую в среднеазиатских ханствах работорговлю. И невольниками, которыми торговали на рынках Хивы или Бухары, были не абстрактные люди, а подданные Российской империи. И их были тысячи. 

К этому добавлю, что нередко за кровопролитными нападениями на русские владения стояли англичане. Словом, шла не просто колонизация, а была война. Пусть и не такая явная. Если говорить о современных оценках тех событий, то, повторюсь, не следует поддаваться эмоциям, а нужно изучать конкретные архивные документы. А они, между прочим, свидетельствуют о том, что приход русских тогда воспринимался как освобождение от многолетней тирании.

Даже в наши дни без волнения  трудно читать в документах, как бежали освобожденные за русскими солдатами и казаками и пытались поцеловать в знак благодарности их сапоги. Такое ведь не придумывается…

Россия в те годы была занята другими делами в Европе. Этим не без успеха пользовалась Великобритания, решая свои геополитические задачи.

Англичанам очень не хотелось допустить роста влияния России в Средней Азии, им нужен был выход к Каспию с его ресурсами. И, конечно же, Лондон интересовался Южным Уралом…

Иллюстрации: рисунки Ч.Валиханова

- Анатолий Владимирович, оказывается, Южный Урал в XIX веке был тем местом, где переплетались геополитические интересы крупнейших держав того времени, России и Великобритании.

А что Англию тут привлекало?

- Многое. Однажды при прохождении торговым караваном таможенного контроля среди товаров были обнаружены с виду обычные камни. Потом выяснилось, что это образцы железной руды с горы Магнитной. Мало того, были найдены бумаги с точными координатами железорудного месторождения. Расследование показало, что руда предназначалась англичанам, ждавшим этот груз в Ташкенте.  Довольно часто на Южном Урале выявлялась английская агентура, собиравшая сведения о гарнизонах и укреплениях. Словом, интерес был.

- Какие открытия ждут читателей в новой вашей книге?

- На Южном Урале, в то время в Оренбургской губернии, в середине девятнадцатого века формировалась специальная агентурная группа подростков, которым предстояло проникнуть вглубь среднеазиатских ханств, осесть там и поставлять стратегическую информацию в Оренбург.

В документах эта группа называлась «пастырями». Сколько их было в реальности, я не знаю. Мне удалось узнать о шестерых. Почти все они погибли на чужбине и были похоронены под чужими именами за тридевять земель от родины.

Интересной, наверное, будет и история, приключившаяся в деревне Колотовка. Она реально имела место быть и наделала много шума не только в Троицком уезде, но и во всей Оренбургской губернии.

А произошло вот что. До Троицка дошла молва, что колотовцы чем-то так сильно напуганы, что даже перестали выходить на поля. Типа изба по ночам горит, а не сгорает. Как такое возможно? Не иначе – нечистая сила поселилась в этой избе. Отправили в деревню специальную комиссию, казаков снарядили. Думали, что это беглые каторжники там прячутся. А каторжники сами со страху стороной ту деревню стали обходить.

В общем, разобрались. Оказалось все просто и из разряда нарочно не придумаешь. Забулдыга по ночам самогон глушил, ну и зажигал лучину. Луч света, проходя через бутыль, бросал блики на ту избу, и казалось, что она реально изнутри горит... Сейчас часто проезжаю через ту Колотовку,  я  представляю, как это тут все происходило много лет назад.

- Какие открытия о России и ее спецслужбах вы сделали для себя сами, работая над новой книгой?

- История «пастырей» меня просто восхитила. Причем, подвиг этих подростков был тайным для их родителей. Они работали «в поле», как говорят в разведке, не год и не два. Например, герой книги Мафусаил провел в Бухаре 20 лет.

Стоит сказать о более глубоком познании эпохи министра иностранных дел Александра Михайловича Горчакова. Это была настоящая глыба в истории России. К сожалению, о нем не так уж часто вспоминают.

Но именно он когда-то сказал: «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается». Актуальна фраза и сегодня. Горчаков многое сделал для величия России.

- Анатолий Владимирович, поднимаемые вами «пласты» истории интересны современному читателю? И насколько все это актуально?

 - Не скажу, что история интересна всем. Многие полагают, что и без нее можно прожить. Конечно, можно. Вопрос – как? За последние годы нам втемяшивается другая история – о многом вообще не говорится, а если и говорится, то, мягко говоря, лукаво. Потом мы удивляемся тем событиям, которые происходят в ближнем зарубежье. В Туркменистане стоял даже в советские времена памятник героям сражения за Геок-Тепе. Снесли. Зачем? Пишут новую историю. И так во многих местах. Вот чтобы не забывали, я и вожусь с этой темой.

- Какая связь, если она, конечно, есть, между первой и второй книгой?

- Связь прямая. Главные герои те же. И время одно и то же. «Караван уходит в Чиру» - это дополнение к «Свечам…». Надеюсь, читателям будет интересно вновь встретиться с Михаилом Мякишевым, о котором меня часто спрашивали после выхода первой книги.

Теги
Читайте Uralpress
в Яндекс дзен
zen.yandex.ru

Присылайте свои новости

Вы можете стать соавтором нашего новостного портала.

Есть чем поделиться? Расскажите!

Отправить новость

Читайте нас там, где удобно вам

Дорогие читатели!

Мы предлагаем вам совместными усилиями сделать информационную повестку интереснее, ярче, правдивее, насыщеннее.

Если вы стали очевидцем интересного события, необычного явления, вопиющего случая, чрезвычайного происшествия или хотите привлечь внимание к какой-то проблеме – напишите нам. Будем рады, если вы поделитесь с нами своими впечатляющими фото - и видеонаблюдениями (авторство будет указано).

В свою очередь мы гарантируем, что при необходимости возьмем комментарий по вашей проблеме у соответствующих официальных источников и достоверно изложим все факты.

Отправляя сообщение, укажите свои контакты – номер телефона или адрес электронной почты. Редакция гарантирует конфиденциальность, если вы не стремитесь к публичности.

Яндекс.Метрика