Яндекс.Метрика

Надежда Дида: «Важно находить себя между строк»

Фото Надежда Дида: «Важно находить себя между строк»

Надежда Дида родилась и выросла не в Челябинске, но именно Южный Урал стал для Надежды Артемьевны родным местом на земле. Здесь недавно она была отмечена знаком «Почетный ветеран города Челябинска».

Поговорить не по текущим делам и проектам, а о жизни и о ней самой собирался давно. Да повод все переносился – не время, потом. И вот наступил момент «сейчас» - встретились накануне юбилея Надежды Артемьевны, который будет в ноябре.

Не успел задать еще первого вопроса, как услышал: «Посмотри это видео». На нем легендарная советская гимнастка Людмила Турищева выступала в Лондоне на брусьях. Только успела закончить выступление, как видим – брусья рухнули на пол. Еще бы секунда и страшно представить, что могло бы произойти со спортсменкой. На видео – гимнастка стоит и смотрит вперед, словно ничего и не произошло.

- Я тоже в юности занималась гимнастикой, выступала и на брусьях. Но сюжет этот вспомнила, чтобы сказать: я из поколения таких людей, из поколения, про которое можно сказать – за тобой рушится, а ты идешь. Это помогло пережить тяжелые девяностые годы, когда был разрушен Советский Союз. Я из тех людей, кто читал роман Николая Островского «Как закалялась сталь» вовсе не по тому, что нужно было «проходить» его по школьной программе. И слова Островского о том, что жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы – не просто слова, скорее формула жизни.

- Надежду Диду давно и хорошо знают в среде челябинской культуры – театральные деятели, художники, писатели. Как так получилось, что такое признание получил человек, чья профессия была из серии технических?

- Шестидесятые и семидесятые годы – было время «физиков и лириков», когда из технических вузов вышло немало людей, ставших выразителями в искусстве своего времени и поколения. Другое дело, что я не была ни актрисой, ни поэтом, ни художником.

Мои таланты, если можно так сказать, проявились в организаторских способностях, в желании и умении помочь другим талантливым людям раскрыться и двигаться дальше в выбранном деле.

Хорошей школой стала комсомольская и профсоюзная работа на ЧТЗ.

Как-то, в 1973 году, когда завод готовился к своему сорокалетию, Ефим Григорьевич Ховив, руководивший литературным объединением ЧТЗ и славившийся как летописец завода, предложил мне стать ведущей этого вечера во дворе культуры. Подобного опыта у меня тогда не было, работала заместителем секретаря комитета комсомола ЧТЗ. Уговорил, согласилась. Так все начиналось.

Хочу подробней рассказать про вечер, посвященный 50-летию завода. К юбилею завода наш земляк поэт-фронтовик Михаил Львов написал песню, музыку к которой написала композитор Александра Пахмутова. Эта песня звучала в исполнении популярного в те годы певца Юрия Богатикова. Я была одной из ведущих этого вечера вместе с дикторами Центрального телевидения Игорем Кирилловым и Светланой Моргуновой и нашим заводчанином Анатолием Мишановым. Помню приезд в Челябинск Михаила Львова во время работы над песней и нашу встречу у директора завода Николая Ложченко.

Давно нет Михаила Львова, а песня осталась. Настоящие люди и настоящие песни всегда остаются. Хочется в это верить.

От встреч с Михаилом Давыдовичем у меня хранится книга-талисман. Иногда, в трудные минуты жизни, когда кажется, что все дела идут не так, как тебе хотелось бы, что близкие люди тебя разлюбили, беру в руки книжечку стихов «Дополнительное время» с дарственной надписью Львова.

Когда-то он написал: «Надежда Дида прекрасна всегда, как кинозвезда». Для меня эта книжка Михаила Львова – талисман, который возвращает мне бодрость и веру в жизнь.

- Потом будет работа директором Дворца культуры ЧТЗ, в горкоме КПСС, заведующей отделом культуры Челябинского горисполкома, в фонде культуры, в правительстве области. Одно только это перечисление предполагает, что вы были причастны и были свидетелем многих важных и интересных событий на заводе, в городе и Челябинской области.

- О причастности, действительно, можно говорить. Не всегда я попадала, как говорится, в кадр. На то были причины – забота, чтобы вовремя опустили занавес на сцене, чтобы вовремя заиграл духовой оркестр на церемонии открытия и так далее. Поэтому часто оказывалась «за кадром». Люблю повторять: «Важно научиться находить себя между строк». То есть знать, пусть не на виду, но ты был причастен ко многим важным и интересным событиям.

Сказала, что часто оказывалась «за кадром». Но была и совсем иная история.

Как-то хор нашего тракторного завода был приглашен в Москву для участия в одной из программ Центрального телевидения. В разгар репетиции мне сообщили, что кто-то «настучал», будто бы в нашем хоре много «подснежников» – так в те годы называли людей, кто числился на заводе, а сам реально занимался артистической или спортивной деятельностью, выступая за предприятие. Разгорелся скандал и тогда мне предложили в редакции телевидения: «Раз говорите, что это не так, сами вставайте в хор и пойте вместе со всеми».

Так я и сделала – надела костюм и встала «в строй». Правда, запись с нашим выступлением потом все равно вырезали в готовой программе.

- Недавно в Челябинске отметили 35-летие фонда культуры. Давайте вспомним то время.

- Фонд культуры в первые постсоветские годы стал катализатором ряда проектов, которые сегодня всем хорошо известны в нашем регионе. Более того, они стали узнаваемыми брендами Челябинской области.

Взять хотя бы Бажовский фестиваль. Его идею предложил нам Ефим Григорьевич Ховив. Он говорил: «Хватит битлов прославлять. У нас есть свой Бажов».

Инициатором проведения первого Бажовского фестиваля стал Фонд культуры. Правда, важной была в нем литературная составляющая – популяризация творчества Павла Бажова, его сказов об Урале. К сожалению, позже все это исчезло.

Фонд был тем инструментом, который помогал археологу Геннадию Здановичу и его коллегам «пробивать» дорогу к Аркаиму.

Открытие Аркаима для меня началось в начале девяностых годов. Помню одну поездку туда – в составе нашей группы был и Зданович. Пришло время возвращаться и начался сильнейший ливень. Как не пытались выбраться, машины оказывались в грязи и в «тупике». Зданович хоть и знал отлично местность, все равно не могли выбраться – Аркаим словно нас не отпускал, удерживал возле себя. Потом дождь резко прекратился, вышло солнце. В ближайшем сельском магазине мы купили какие-то продукты и на траве расстелили «стол».

- Еще ваше имя обычно вспоминается, когда речь заходит о проекте «Новые имена».

- Программа «Новые имена», действительно, важная страница моей жизни. Было много встреч с интересными людьми. Я стала тогда руководителем международной благотворительной программы «Новые имена» по Челябинской области, являвшейся частью всероссийского и международного проектов, направленных на выявление и поддержку одаренных детей в разных видах искусства. 

Была возможность на старте помочь талантливым молодым людям, которые позже стали «именами» в культуре и искусстве, некоторые не только нашей страны. Напомню – композитор и поэт Лера Авербах, в мире она сейчас известна как Лера Ауэрбах. Поэт и драматург Константин Рубинский.

К 18-летию программы «Новые имена» мы вместе с Натальей Рубинской выпустили книгу «Юное воинство культуры», где подробно рассказывается о многих воспитанниках этой программы. Вот лишь некоторые из «новых имен» - пианист Дмитрий Шишкин, скрипач Федор Кабельский, пианистка Ирина Якиревич… На самом деле «Новые имена» дали старт десяткам талантливых ребят.

- После Фонда культуры вы работали в администрации губернаторов Вадима Соловьева и Петра Сумина.

- Да. Можно сказать, что в администрацию меня «вытолкнул» Кирилл Алексеевич Шишов, сказав, что там нужен свой человек. Работа помощника первого заместителя губернатора – тема отдельная. Здесь можно говорить много, есть что вспомнить и рассказать.

Моим руководителем в администрации был сначала Борис Александрович Мизрахи. Наши дороги с ним сошлись, когда я еще работала в ДК ЧТЗ, а Борис был членом обкома комсомола и курировал развитие дискотечного движения. Его задачей было не запрещать это молодежное увлечение, а развивать и совершенствовать его.

В начале 90-х Мизрахи был заместителем главы администрации области по социальным вопросам. Я была его помощником, решающим вопросы культуры в действии. И как результат – именно в те годы отмечена стабилизация деятельности творческих союзов, театров, музыкальных коллективов.

Стоит отметить, что время моей работы под руководством Бориса Мизрахи совпало со временем всплеска интереса к истории и современной жизни края.

Позже, когда губернатором стал Петр Иванович Сумин, его первым заместителем стал Андрей Николаевич Косилов. Я работала с ним в качестве помощника с 1997 года. Это был совсем молодой человек, тридцати пяти лет.

Мне импонировало в сотрудничестве с ним то, что он не просто указывал, что и как делать. Нет, он разговаривал, выслушивал мое отношение, принимал мои предложения.

Андрей Николаевич объездил со мной все художественные мастерские, посетил все творческие союзы, присутствовал во всех театрах на открытии сезона, лично вникал во многие проблемы. Я выполняла его поручения что называется «на местах» - шла в конкретные коллективы и решала конкретные вопросы. Андрей Николаевич давал мне право общаться с руководителями, информировать его об итогах встреч «на высшем уровне», «двигать» процесс вперед, Я не писала тексты выступлений для Андрея Николаевича, я предоставляла ему сведения, но на мне была ответственность не только за правдивость этих сведений, но и за их полноту, за приоритетность тех или иных проблем.

Хочу отметить, что опыт общения с людьми, опыт понимания проблем, опыт изложения сути и путей выхода из создавшейся ситуации я, конечно, приобрела на ЧТЗ. И этот опыт очень помогал мне в эффективности дальнейшей работы.

- Надежда Артемьевна, в вашей жизни были встречи, о которых вы особенно не говорите. Но сегодняшняя встреча, думаю, дает такой повод вспомнить. Например, о знакомстве со скульптором Львом Николаевичем Головницким, чьи памятники хорошо известны всем челябинцам – «Орленок» на Алом поле, памятник Ленину на площади Революции, монумент добровольцам-танкистам на Кировке.

- Первая встреча с Головницким произошла накануне тридцатилетия Победы в Великой Отечественной войне. Мы, комсомольские активисты города пришли в мастерскую скульптора. Когда он работал над монументам «Добровольцам-танкистам». Запомнились тогда на всю жизнь его слова о том, что рабочий фартук на теле танкиста – важная деталь образа. Он еще рабочий, но чтобы стать воином, нужно только снять заводской фартук. И еще тогда Головницкий сказал нам, что «добровольцы-танкисты» – это поколение продолжателей «орлят». Так сам художник расценивал связь своих двух памятников – «Орленка» и памятника танкистам.

Когда я работала завотделом культуры города, видела по долгу службы проект набережной реки Миасс, где был установлен памятник «Первостроитель». По замыслу Головницкого на набережной, от дворца спорта до филармонии, должны были «стать» несколько скульптурных фигур, символизирующих представителей основных профессий Урала, создавших его силу и славу. Установить же «Первосторителя» спешили к юбилею города, с отливкой были проблемы и скульптора убедили установить монумент в гипсе.

Как известно, в таком виде он долго не устоял и его убрали. На этом месте сейчас «сидит» памятник композитору Сергею Прокофьеву, образ которого создал талантливый скульптор, ныне Народный художник России Вардкес Авакян.

- Вам приходилось общаться и быть знакомой со многими художниками. Не предлагали написать ваш портрет?

- Мой образ, если можно так сказать, в свое время был запечатлен и на холсте челябинскими художницами Анной Бутаковой и Валентиной Ваксман.

… Подойдя к зеркалу на стене кабинета, Надежда Артемьевна встала в профиль, немного вскинув голову вверх: «Примерно так я дважды позировала Виктору Митрошину, когда он работал над скульптурой Майи Плисецкой».

И еще вспомнила: как-то на фотовыставке знаменитый фоторепортер Сергей Васильев, увидев на стене портрет знаменитой балерины, попросил встать рядом.

Видимо, он увидел сходство, - говорит Надежда Дида.

- С Виктором Митрошиным мы были знакомы давно, когда я работала еще в горисполкоме. Помню, как ныне знаменитый скульптор резал изо льда фигуры в ледовом городке на площади Революции и это были теплые и душевные скульптуры, как говорится, несмотря на уральские зимние морозы.

- У вас есть книга «Мужчины в моей жизни». расскажите о ней, как она появилась?

- Помните сколько в начале девяностых появилось «бизнес-леди», модным стало говорить: «Я сделала себя сама».

Задумалась сама: а кто меня сделал, кому обязана по жизни? И без особого труда пришла к выводу, что на разных этапах своей жизни обязана очень многим мужчинам, особенно тем, кто в трудную минуту протягивали мне руку помощи. О них, об этом и получилась моя книга.

- Последние годы вы являетесь директором музея трудовой и боевой славы ЧТЗ. Приходится самой проводить экскурсии, что кажется важным в вашей работе?

- Тема большая и серьезная. Если коротко говорить, что к нам в музей часто приходят школьники, студенты и очень хочется, чтобы после встречи в музее, после разговора «по душам» эти ребята могли бы сказать своим друзьям и близким: «Был в музее ЧТЗ, узнал, что здесь делались лучшие в мире трактора и танки». И им уже не надо было бы говорить, почему родной Челябинск носит имя Город трудовой доблести.

Мне хочется, чтобы нынешние молодые ребята понимали величие предшествующих поколений и то, что именно они - наследники великого поколения-победителей. И теперь им нести эту непростую, но очень почетную эстафету в жизни.

… Мы не успели попить чай. Я не успел задать Надежде Артемьевне многие вопросы, которые заготовил для встречи. Ей нужно было идти проводить экскурсию – в музей пришли несколько челябинских семей, записавшихся заранее.

 

Комментарии 0
    Новости по теме музей ЧТЗ