Яндекс.Метрика

Высота в жизни и на войне

Фото Высота в жизни и на войне

Дмитрий Евгеньевич Зайцев — ветеран Великой Отечественной войны. На его кителе красуются орден Красной Звезды, орден Красного Знамени, орден Ленина и орден Отечественной войны. И большое количество медалей: За боевые заслуги, За победу над Японией, За победу над Германией и все юбилейные.
Родился Дмитрий Евгеньевич в 1918 году в городе Катав-Ивановск. В 18 лет поступил в Ворошиловградскую школу военных пилотов имени пролетариата Донбасса. В 1938 году выпускается оттуда с отличием и направляется на Дальний Восток. Тогда впервые попал в 16 штурмовой полк на Р-5 (разведчик). Именно на нем по тревоге пришлось вылетать на события в Монголии. Полк был там только в резерве и поздней осенью его вернули обратно на станцию Возжаевку.
С начала 1940 года Дмитрия Зайцева переводят в 14 истребительный полк. Он только организовывался. Командир полка, пригласил всех, кто желает летать на истребителе, записаться к нему. За месяц обещал выпустить самостоятельно на истребителе И-16. Так оно и получилось. Служил в этом полку Дмитрий Евгеньевич до 1948 года, где и получил звание заместителя командира эскадрильи.
Войну с Германией ветеран встретил в лагере на аэродроме Крыловское в Амурской области. По тревоге всех сразу бросили по точкам, рассредоточили полк с целью перехвата. Со дня на день ждали налета, но его так и не последовало. Возвратились обратно на свою базу при деревне Тамбовка Амурской области. В течение всей Отечественной войны, начиная с 1941 года, Зайцев занимался подготовкой молодых летчиков. Немцы с начала войны разбомбили все наши летные школы, которые находились близ линии фронта. В результате оказалось много недоученных курсантов. Их направляли в полк к Дмитрию Евгеньевичу, где они проходили полностью курс летной подготовки, учились стрелять, держаться в строю, вести воздушный бой. После их отправляли на фронт.
Однажды у Дмитрия Евгеньевича даже состоялась встреча с одним из летчиков, которого он обучал азам. Перед началом войны с Японией командующий проверял работу пеленгаторов и нашего ветерана послали пролететь незамеченным от Тамбовки до станции Завитая на УТ-2. Он это сделал. Над Завитой отошел от земли для захода на посадку. Вдруг его атаковали два истребителя: дают очередь один и другой предупредительную. Стало ясно, что надо садиться. Не знал, что на одном из самолетов сидел его ученик. Не успел выключить мотор, а тот уже прыгнул на центроплан самолета. Начал обнимать учителя прямо в кабине и буквально вытащил оттуда. У него вся грудь была увешана орденами. Долго не пришлось быть вместе, потому что находились в стадии военных учений. Надеялись встретиться еще, но не получилось.
Перед войной с Японией на территории северо-восточного Китая полк Дмитрия Евгеньевича собрали в штаб девятого августа и рассказали, к чему это они так давно готовились. Война началась в 12 часов ночи с артподготовки Хинганского укрепрайона, который находился на южном берегу Амура. На следующее утро объявили тревогу и сообщили, что на Благовещенск идут японские бомбардировщики. Немедленно вылетел Лавочкин Ла-5, на нем стояли две пушки 20 мм. Проверили оружие и прямиком пошли на Благовещенск. Весь южный берег Амура горел: помещения, дома, склады. Особенно сильный дым шел с укрепрайона. Пропатрулировали около часа. Позже к ним на поддержку пришел командир эскадрильи. По приказу он сменял их. Авиация так и не появилась. Солдаты были несколько огорчены, что не встретили своего воздушного противника. В ночь на 10 пошли на прикрытие переправы через Амур, которая продолжалась очень долго. Полагали, что авиация появится, возможно, ночью. Патрулируя над переправой, заметили какое-то движение. По южному склону Хингана шла большая артиллерийская колонна. Повозки везли орудие крупного калибра, ящики патронов. Вся колонна в 12-13 километров состояла из белых коней. Командование армии установило за ней контроль. Стоит заметить, что навстречу врагам шла наша ударная танковая колонна. Было ясно всем, что произойдет встреча. Однако командир не торопился близко подходить. Японцы не выдержали и дали залп, в результате было подожжено три танка. Запросили авиационную поддержку, им был выделен полк и поднят по тревоге. Он пошел по направлению к японцам. Дмитрию Евгеньевичу было доверено вести эскадрилью истребителей Лавочкина и прикрывать вторую колонну штурмовиков. Последние по плану хотели ударить по направлению с трех сторон под углом 60 градусов. Операция называлась «Звездный налет». Интервал между штурмовиками был одна минута. Наш ветеран по собственной инициативе решил вместе со штурмовиками атаковать зенитные средства, чтобы оборонить летную технику. Он свел самолеты в пологое пикирование, в результате чего получился хороший удар. После обстрела произошел ракетно-бомбовый удар штурмовиков. Цель была поражена. Через минуту по ней ударила третья эскадрилья штурмовиков.
Операция была удачной. Сразу после удара второй эскадрильи командующий танковой группировки по радио на весь мир объявил: «Хорошо работаете, лебеди». (Именно такой позывной был в подразделении, где воевал Дмитрий Евгеньевич). Всем солдатам очень приятно было слышать похвалу в свой адрес. Вечером стало известно, что летный и технический составы удостоены наград. Потом за эту операцию пришел приказ Сталина, по которому полку ветерана и штурмовому присвоили почетное звание. Он стал именоваться 14 авиационный истребительный Хинганский полк.
На этом служба в Амурской области закончилась. Полк перевели на Камчатку. Самолеты пришлось сдать в Хабаровске, а солдат пароходом отправили на аэродром Елизово. Там эскадрилья получила американские самолеты, которые назывались П-63 или «королевская змея». Техника была хорошая, на ней стояла 40- миллиметровая пушка. Однако был и недостаток: при большой нагрузке на мотор у нее иногда вырывались «шатуны». Из-за них-то и потеряли четырех человек на Камчатке. Задачей на этих самолетах было прикрытие своей границы. Непрерывно вдоль наших берегов с японской войны шли американские самолеты. Некоторые из них садились на наш аэродром.
В этот период как раз вышел приказ Сталина, где говорилось, что необходимо учиться летать на больших высотах многочисленными группами: подражали американцам. Пришлось летать до 10 километров. Полеты были трудные и тяжелые.
Тут у Дмитрия Евгеньевича сдали нервы, и ему предложили демобилизоваться. Однако он попросился в невысотную авиацию. В результате сдал экстерном самолет Ли-2 и стал работать как транспортник. Вскоре его перевели на Запад по замене. Попал в десантный полк, который базировался в Бельцах в Молдавии. Оттуда уже перевели в Хмельницкий. Много раз наш герой летал в Прибалтику с десантом.
В 1956 году объявили тревогу. В срочном порядке вылетели с десантом в Венгрию по ликвидации контрреволюционного мятежа. Это был последний боевой полет ветерана.
В 1959 году он почувствовал, что летать ему стало опасно. Дмитрий Евгеньевич потерял окончательно слух и все команды за него на Ли-2 принимал радист.
Тогда же и приехал в Челябинск. Не знал чем заняться. Было трудно привыкнуть к новой жизни. Долго выбирал место работы, но по привычке ушел к молодежи. Сначала устроился в спортивный клуб на трубопрокатном заводе. Работал в тире, где учил молодежь стрелять. Ветеран даже организовывал соревнования по стрельбе. Спустя некоторое время перешел работать воспитателем в общежитие молодежи при том же заводе. Здесь Дмитрия Евгеньевича директор предприятия наградил медалью за безупречную службу и добросовестный труд.
В 1985 году ветерану пришлось уволиться окончательно.

Комментарии 0
    Новости по теме 65 лет Победы